top of page
  • Фото автораShishkin_like

Бизнес по-«Казахфильмовски»



На прошлой неделе министр культуры и информации Аида Балаева заявила, что  «Казахфильму» будет оказана государственная поддержка, в планах – внесение изменений в закон «О кинематографии». 


Примерно за неделю до упоминаемого заявления деятели кино выступили против поправок, написав министру коллективное письмо. Изменения, по мнению подписантов, инициированы кулуарно и, видимо, грозят закрытием (либо некой непонятной пока трансформацией) НАО «Государственный центр поддержки национального кино» (ГЦПНК). А также, по их мнению, лоббируют исключительно интересы киностудии «Казахфильм». Бурления назрели уже давно: в середине января Балаева сама выступила с видеообращением на Facebook, в котором утверждала, что киностудия законодательно лишена возможности выйти на самообеспечение.


Напомним, один из её предшественников, Даурен Абаев, киностудию критиковал, утверждая, что за 30 лет она выпустила 600 кинокартин, а в прокат вышло 52 фильма (8%). Мы тоже решили исследовать финансовые и творческие показатели киностудии и пришли к выводу, что в отличие от частных студий, делающих бокс-офис, 90-летний «Казахфильм» так пока и не научился зарабатывать на продаже своих фильмов. И как существовал до открытия ГЦПНК, так и существует благодаря госбюджету (а это десятки миллиардов тенге за несколько лет). Ещё одним открытием для нашего редактора Айгерим Мекишевой стал факт, что на культуру в целом и национальное кино в частности тратятся деньги из Нацфонда.


Суть конфликта


По мнению авторов письма на имя Балаевой, в соответствии с поправками «Казахфильм» снова получит функционал по финансированию сферы вместо ГЦПНК.


Напомним, ГЦПНК был образован в 2019 году с основной целью – оценивать и финансировать кинопроекты, претендующие на признание их национальными фильмами, и [собственно] национальные фильмы. При этом с 2019 по 2023 год конкурсный отбор в ГЦПНК прошли 42 полнометражных художественных фильмов (пока лишь 20 из них вышли в прокат). Всего на экраны страны только в 2022-2023 годах вышло более 60-ти казахстанских картин с общими сборами 16 млрд тенге.


Уставной капитал НАО был сформирован за счёт республиканского имущества на балансе Национального музея РК. Профильным ведомством тогда руководил Арыстанбек Мухамедиулы.


Конфликт интересов между двумя госкомпаниями – «Казахфильмом» и ГЦПНК – стал очевиден сразу же после образования последнего. Руководители Центра кино предполагали, что «Казахфильм» будет исполнять роль сервисной кинофабрики (и зарабатывать в том числе на этом) и, как и другие студии, на общих основаниях участвовать в конкурсах на финансирование национальных проектов.


5 из 42, или Что снимает «Казахфильм»?


За время существования ГЦПНК по его линии было снято 5 картин производства киностудии «Казахфильм» (статистика не включает документальные, короткометражные и анимационные фильмы).


Это «Авель» (режиссёр: Ельзат Ескендир), «Олиара» (реж. Тамаш Тот, картина была на финансировании в 2022 и 2020 годах и датируется 2021 и 2023 годами на сайтах о кино), «Операция “Набат”» (реж. Рашид Сулейменов), «Обучение Адемоки» (реж. Адильхан Ержанов) и «Акын» (Дарежана Омирбаева).  Две последние картины вышли в прокат. Их совокупный бюджет составил 486 млн тенге, а сборы лишь 20,4 млн. Фильм Омирбаева завоевал множество наград на различных международных кинофестивалях (МКФ), включая приз за лучшую режиссуру на Токийском МКФ, однако, по информации Kinopoisk.ru, сборы в мире составили 2378 долларов США. Отметим, что фильм выходил в кинопрокат во Франции.


Буквально на днях  киностудия объявила новый сезон. ГЦПНК одобрил ещё два её полнометражных фильма. При этом без госфинансирования «Казахфильм» собирается снимать 5 картин, включая «Сказ о розовом зайце-2».

 

Касса конкурентов «Казахфильма»


По информации brod.kz, в РК функционирует 44 частные кинокомпании и 18 киностудий, а, судя по заявкам на питчинги в ГЦПНК, их 100-120, сообщает UNESCO. Приведём в пример результаты деятельности самых успешных (по кассовым сборам, а не по отзывам кинокритиков). В 2022 и 2023 годах куш сорвали «Бизнес по-казахски в Турции» и «Бизнес по-казахски в Индии», соответственно. В общей сложности эти фильмы, снятые компанией Kazteleproduct, основанной КВН-щиком Нурланом Коянбаевым, сделали кассу в размере почти 2,5 млрд тенге.


Картины «Джохан» и «Джохан 2» West production в этот же период собрали около 1,1 млрд тенге. А бокс-офис «Хотя бы в кино» и «Хотя бы в кино 2» составил 1,3 млрд тенге. Сборы «Келинжан» GG cinema production – 694 млн тенге в 2022 году, картины «Обрати на меня внимание» компании Nazaraudar – почти 819 млн тенге (2023 год).


При этом кино, производимому «частниками», есть куда расти, и оно свои шансы не упускает. По расчётам Data Hub, основанным на информации Бюро национальной статистики, в 2022 году доля казахстанских фильмов в общем количестве сеансов составила 30,1% (по информации бывшего Министерства культуры и спорта – 14,5%). В 2020 году показатель составлял 27,4%, в 2021 – 9,6%. Ресурс утверждает, что кинотеатрам выгоднее показывать отечественное кино. Так, один показ казахстанского фильма приносит кинотеатру в среднем более 31 тыс. тенге, а иностранного – около 26 тыс. тенге.

 

Буквально вчера Besmedia выложили в сеть списки фильмов, одобренных ГЦПНК, с их бюджетами и кассовыми сборами (ознакомиться можно по ссылке).




 

За какой бюджет идёт битва?


В соответствии с бюджетной программой на 2024-2026 годы (по состоянию на декабрь 2023 года), опубликованной Министерством культуры и информации, расходы на дубляж картин на казахский язык, участие в кинофестивалях (2022 год), мастер-классы по созданию анимационных фильмов и их создание в 2022-2026 годах в совокупности составят более 4,6 млрд тенге (подробнее по годам в таблице).


Предполагаем, что эти средства предназначаются для АО «Казахфильм». Дело в том, что на 2023 год было запланировано 495,3 млн тенге, и такая же сумма фигурирует в перечне  т.н. государственных заданий на 2023 год в Законе РК «О республиканском бюджете на 2023-2025 годы» с аналогичным видом задач, а в роли ответственного за выполнение госзадания – АО «Казахфильм».


Расходы на производство национальных  кинопроектов, организацию работы Экспертного совета при НАО ГЦПНК, содержание ГЦПНК, организацию повышения квалификации кадров в сфере кинематографии, оплату субсидий в сфере кинематографии на прокат и показ национальных фильмов с 2022 по 2026 год составят 24,7 млрд тенге.


В этом же документе указано, что в 2023 году в производстве находилось 37 фильмов (очевидно, не только полнометражных), на 2024 запланирован выход 22 фильмов, в 2025 и 2026 годах – по 20.


Если НАО будет закрыто, как того опасаются кинематографисты, обратившиеся к Балаевой, осваивать и распределять бюджет на национальное кино будет, по их мнению, только «Казахфильм».




Часть 3

 

Как финансировалось кино по бюджетной подпрограмме «Производство национальных фильмов» до появления ГЦПНК и немногим позже?


По состоянию на начало 2017 года тогдашнее Министерство культуры и спорта по программе «Производство национальных фильмов» планировало выделить за три года (2016-2018) в общей сложности 8,2 млрд тенге. Отметим, что в области кино с цифрами, а особенно, если дело касается бюджета, неразбериха. Например, по информации Turanpress, за этот же период по программе было выделено 3,3 млрд тенге, а всего с 1999 по 2018 год подпрограмма обошлась государству в 39,3 млрд тенге.


Детализация и причём тут Нацфонд?


Продюсер Канат Торебай, ссылаясь на бывшее Министерство культуры и спорта, утверждает в своей недавней статье, опубликованной «Казахстанской правдой», что общая сумма государственных расходов на производство национальных фильмов только с 2001 по 2021 год составила 78,5 млрд тенге и выросла более чем в 30 раз (в 2001 году – 255 млн, в 2021-м – 8,5 млрд тенге). В то же время количество фильмов, снятых за госсчёт, увеличилось лишь в 6 раз (6 против 36). Исходный документ мы не нашли, но нам удалось перепроверить данные за 2021 год. Как оказалось, фильмы в этот период получали финансирование даже из Нацфонда, а фактический объём освоенных средств составил почти 9 млрд тенге:


●     Производство национальных фильмов за счёт республиканского бюджета: около 2 млрд тенге.


●     Организация работ по поддержке и продвижению национального кино за счёт средств республиканского бюджета: 4,8 млрд тенге.


●     Производство национальных фильмов за счёт целевого трансферта из Нацфонда РК: 1 млрд тенге (было запланировано потратить 1,1 млрд тенге).


●     Организация работ по поддержке и продвижению национального кино за счёт средств целевого трансферта из Нацфонда: по факту – 1,1 млрд тенге (при запланированной трате – 3,4 млрд тенге).



В этом же году ГЦПНК профинансировал «национальные кинопроекты» на сумму 5,56 млрд тенге.


Подробности по финансированию киносферы с 2022 года см. в таблице. В целом, Министерство культуры и информации продолжает распределять трансферты из Нацфонда. В прошлом году отечественная «культура» освоила 738 млн тенге из этого источника.



Часть 4

 

Финансовые показатели «Казахфильма»


Даже беглый мониторинг СМИ даёт понять, что киностудия уже долгие годы является нерентабельным предприятием. Например, Tengrinews в 2014 году писал, что студия завершила 2012 год с убытком в 50,7 млн тенге (причиной было названо сокращение госфинансирования). 11 месяцев назад Press.kz сообщило уже о потерянных миллиардах.


Мы тоже изучили финансовые отчёты компании. В 2022 году по сравнению с 2021 годом убытки (после налогообложения) увеличились в несколько раз – 881,6 млн тенге против 187,4 млн тенге. Операционные убытки за год составили 1,5 млрд тенге, годом ранее (2021) – 425,5 млн тенге. Доход от реализации услуг в 2022 году составил 2,2 млрд тенге. Из них около 1 млрд тенге – от продажи кинопродукции ГЦПНК и около 1,2 млрд тенге – Министерству культуры и спорта. В целом, к концу 2022 года непокрытый убыток составил 4,4 млрд тенге.


Необходимо отметить, что в течение трёх лет государство последовательно увеличивало уставной капитал общества в рамках бюджетных программ (подпрограмм) на 7,1 млрд тенге.


При этом выплаты работникам сократились почти на 165 млн тенге (634,7 млн тенге в 2022 году против 799,6 млн в 2021-м). Задолженность перед сотрудниками на конец 2022 года составила 82,5 млн тенге, что на 68 млн больше, чем на конец предыдущего года.


Налоги: 5,7 млрд тенге с 2015 года.

Госзакупки: «Казахфильм» является как заказчиком, так и поставщиком в сфере госзакупок. Общая сумма контрактов, по информации Adatа.kz, составляет 45,2 млрд тенге. 


Основные заказчики по сумме:


●     Министерство туризма и спорта – около 23,2 млрд тенге с 2016 по 2021 год (предмет основной части контрактов – производство художественных, документальных и анимационных фильмов).

●     ГЦПНК – более 2 млрд тенге с 2019 года (речь о производственных услугах по выпуску видеосюжетов, роликов и аналогичных видеозаписей к фильмам, профинансированным через Центр кино, т.е. «национальным проектам»).


Основные поставщики по сумме:


●     ТОО «Satai film» – почти 2,5 млрд тенге с 2017 по 2019 год (предмет контрактов – производство и продвижение кинокартины «Томирис»). Отметим, при бюджете почти 3,9 млрд тенге кассовые сборы составили 562 млн тенге.


●     TOO «ДНК–ТВ» – почти 1,5 млрд тенге в 2021-2022 годах (речь идёт о закупках оборудования).


Руководитель и его предшественник


В июле прошлого года «Казахфильм» возглавил 46-летний актёр театра и кино Азамат Сатыбалды. До прихода на киностудию он руководил Казахской национальной академией искусств им. Жургенова. Сатыбалды запомнился по нескольким картинам, в числе которых сериал «Полигон», где он сыграл Нурсултана Назарбаева. За время управления киностудией успел встретиться с нынешним главой государства и попасть под огонь критики из-за сдачи в аренду площадей «Казахфильма» таксопарку. Однако он сумел оправдать такую меру непростым финансовым положением АО, отметив, что все возможности «Казахфильма» переданы Центру кино.


К моменту прихода Сатыбалды киностудия существовала без руководителя в течение 10 месяцев после ухода Акана Сатаева.

 

Примечательно, что Сатаев в бытность руководителем (июль 2020 – сентябрь 2022 года) жаловался на запущенную инфраструктуру, а также на воровство, кумовство, непрофессионализм, бюрократию и неэффективную трату госденег. Отметим, что снятые Сатаевым на государственные средства картины имеют следующую окупаемость (указан процент от затрат на производство): «Ликвидатор» – 15,91%, «Жаужүрек мың бала» – 5,85%, «Дорога к матери» – 1,84%, «Путь Лидера» – 0,19%, «Томирис» – 14,6%.


Часть 5

 

Серийные хищения


Хищения на киностудии происходят регулярно, и этой теме можно было бы посвятить отдельный материал. Здесь мы подобрали наиболее яркие примеры.


Буквально в минувшем декабре прокуратурой Алматы в ходе проверки предварительно был установлен факт хищения более 400 млн тенге бюджетных средств, направленных на съёмку фильма. Что это за фильм, надзорный орган не сообщил. Предполагаем, что хронологически факт относится к периоду, когда компанией руководил кто-то из предшественников нынешнего главы киностудии. 


В ноябре прошлого года Агентство по противодействию коррупции сообщило, что проверяет причастность Арыстанбека Мухамедиулы к продаже бутафорской крепости на берегу реки Или, построенной в 2005 году для съемок ещё одного не оправдавшего кассовых надежд мега-проекта «Кочевник». По словам представителя Антикора, «в 2017 году бутафорская крепость «Туркестан» была продана коммерческой организации, аффилированной с экс-руководством Министерства культуры и спорта, по цене ниже рыночной – в 44 раза дешевле, чем её построили». При этом после окончания съёмок крепость изначально планировали разобрать, но передумали. С тех пор она является туристическим объектом, где проводят экскурсии.


В январе 2021 года завершилось следствие по делу о хищении 29,9 млн тенге бюджетных средств, предназначенных для приобретения пиротехники для сериала «В потоках истории: обретая вечность. Касым хан» (был запущен в 2018 году). Продюсер Куаныш Ахметов получил два года лишения свободы, два соучастника –  по три года ограничения свободы с установлением пробационного контроля. В этот же период стало известно, что сериал, на который уже было потрачено 1,3 млрд тенге, переформатировали в «полный метр». При этом Министерство культуры и спорта сделало проекту новый финансовый бустер. В итоге картину «Ұлы дала таңы» доснимал Акан Сатаев (продюсером стала Алия Назарбаева). Ранее приглашённый турецкий режиссёр Метин Гюнай в 2020 году отказался от участия в проекте. Кассовые сборы картины составили 111,5 млн тенге.


В 2017 году киностудия едва не лишилась 5,5 га земель (это примерно треть территории). Вся территория «Казахфильма» принадлежит государству, и участок был неделимым, он находится в аренде у студии. Однако решением акимата Алматы (в бытность акимом Бауыржана Байбека) часть земли выделили в отдельный участок и собирались передать под строительство национально-культурного комплекса Ethnoland, который так и не был построен. В своём недавнем видеообращении Аида Балаева заверила, что земли «Казахфильма» остаются в собственности государства. При этом кадастровая карта не даёт никакую информацию по балансодержателю отчуждённого участка (более того, судя по карте, у него теперь как будто нет кадастрового номера). В качестве правообладателя соседних земель указан «Казахфильм».


В ноябре 2016 года народный артист Тунгышбай Жаманкулов признал вину в присвоении 69 млн тенге, выделенных на производство научно-фантастического триллера «Феникс», который он продюсировал. По информации brod.kz, в том же году он начал возвращать присвоенные деньги. Всего на скамье подсудимых тогда оказалось 9 человек. Восемь, включая Жаманкулова, получили условные сроки, один из подсудимых – ограничение свободы на один год с конфискацией. 


Хозяйственные споры


В подобных разбирательствах гражданско-правового характера «Казахфильм» выступает как в роли истца, так и ответчика. По состоянию на 2022 год таких дел насчитывалось 34. Вот один пример: ИП «Мадина» изготавливала декорации для фильма «Ұлы дала таңы» (сумма договора о госзакупках – 46,5 млн тенге). Сначала «Казахфильм» хотел засудить ИП как недобросовестного поставщика, однако получил встречный иск о взыскании задолженности (в размере половины договорной суммы) и неустойки. Дело дошло до Верховного суда, который в целом решил дело в пользу поставщика декораций.

 


Comments


bottom of page