top of page
  • Фото автораПолитпросвет.kz

Больше крику – меньше эффективности?

В Казахстане есть такая традиция — в преддверии очередного правительственного прожекта население подвергается массированной информационной атаке. СМИ и отдельные блогеры начинают тиражировать многочисленные выступления официальных лиц и экспертов. Нас убеждают, что благодаря именно этой госпрограмме, нацпроекту или реформе казахстанцы совсем скоро станут богатыми, или как минимум счастливыми.

 

Но как только прожект запускается, эфир ловит тишину. А любые напоминания об обещанных эффектах или просьбу озвучить хоть какие нибудь результаты, те самые официальные лица воспринимают как личное оскорбление. Да и спрашивать редко есть с кого, поскольку  в лучшем случае услышишь ответ - «Я в том министерстве уже не работаю, так что не в курсе», и это совсем не уход от ответственности, а всего лишь ротация кадров.

 

При этом неотъемлемой частью традиции является примета: чем громче и дольше ораторствует правительство, тем к худшим последствиям, на всякий случай, стоит готовиться населению.  

 

Об уже перезревшей насущности реформы «Тариф в обмен на инвестиции» чиновники заговорили за целых полгода до ее старта, и сложно даже представить, чем это может закончится для населения. Не исключено, что проблемы в ЖКХ будут только нарастать – при повышенной оплате за коммуналку.

 

Это другое...

 

С самого старта информационной компании, с декабря 2022 года, чиновники почему-то усиленно избегали упоминания, что такое уже было. Реформу «Тариф в обмен на инвестиции» называли чуть ли не инновацией в решении насущных проблем ЖКХ, таких как катастрофический износ инженерных сетей и оборудования монополистов, которым не хватает денег привести все в порядок.

 

Лишь в начале июня вице-министр энергетики Жандос Нурмаганбетов назвал реформу «обновленной программой». И уже после запуска в июле министр национальной экономики Алибек Куантыров изящно отклонил упреки в короткой памяти правительства.

 

«Предыдущая программа «Тариф в обмен на инвестиции» 2009-2015 годов была направлена только на развитие производства электроэнергии через повышение инвестиционной привлекательности объектов энергетической отрасли», - сказал министр.

 

Триллион есть, эффекта нет

 

Впрочем, нежелание вспоминать о программе, которая закончилась всего семь лет назад, можно объяснить ее абсолютной неэффективностью. Если кто-то и пытался анализировать результаты, то широкой огласки его труд не получил. Об успехах говорили только энергетические компании в пиар-статьях. Мол, благодаря повышению тарифов мы практически на половину обновили генерирующие мощности и отремонтировали сети, значительно сократив потери.

 

Однако на фоне зимних аварии на ТЭЦ Экибастуза, Риддера и других городов и официальных данных правительства, когда они озвучили степень износа энергогенерирующих предприятий до 95процентов, продвигая необходимость «обновленной программы», в самохвальные интервью верится мало.

 

Куда больше веры сухим фактам от Генеральной прокуратуры. В 2018 году, то есть через три года после завершения первого обмена тарифов на инвестиции в отрасль, Андрей Лукин, занимавший тогда пост  замгенпрокурора, на одном из брифингов заявил:

 

«На протяжении шести лет до 2015 года действовала программа «Тариф в обмен на инвестиции». В результате увеличена стоимость тарифов вдвое, инвестировано свыше 1 трлн тенге средств потребителей, однако мониторинг эффективности никто не проводил. При этом износ генерирующих мощностей остался на высоком уровне и превысил 53 процента. Если в частном секторе этот показатель незначительно снизился, то в АО «Самрук-Энерго», контролирующим свыше 30 процентов мощностей страны, он постоянно растет», - сказал он.

 

По его словам, с 2016 года владельцы энергопроизводящих организаций от инвестобязательств освобождены, что должно было отразиться на тарифах.


«Однако Минэнерго вместо того, чтобы проанализировать расходы и установить адекватные тарифы, просто оставило их на прежнем уровне», резюмировал Лукин.

 

Кстати в 2009 году в Мининдустрии, которое курировало программу, планировали, что  «… к 2016 году (когда предельные тарифы будут отменены и вместо них заработает рынок мощности) общий объем инвестиций, привлеченных в рамках этого механизма, превысит 1,3 трлн тенге».

 

Как видим, свой триллион монополисты получили, рынок мощности не заработал, а предельные тарифы никто снижать не стал.

 

Депутатский хайп

 

Есть и другие данные прокуратуры. Их недавно озвучили депутаты от фракции «Ак Жол», сославшись на полученные ответы еще в 2012 году. Если вкратце, то компании повысив тарифы не вкладывали сверхприбыль в оборудование а выплачивали дивиденды акционерам, строили офисы, обзаводились техникой и мебелью. А некоторые вообще умудрялись получить разрешение от антимонопольщиков на повышение без всяких инвестпроектов.

 

Об отсутствии эффективности говорили и в Счетном комитете. В феврале 2013 года Комитет опубликовал отчет, указав на  нецелевое использование дополнительно полученной прибыли.

 

В частности, по оценке экспертов, эффективное функционирование электроэнергетической отрасли так и не было обеспечено, а принцип ее опережающего развития относительно других секторов экономики не наблюдается.

 

Однако правительство, судя по всему, не предприняло никаких мер, чтобы заставить монополистов вложится в развитие и модернизацию отрасли, или как минимум вернуть полученные за повышение тарифов деньги. Иначе та же энергетическая отрасль не была бы в таком плачевном состоянии.

 

А еще депутаты «Ак Жола» заявили, что необходимости повышать тарифы вообще нет. Достаточно убрать с рынка прослойку из посредников, которые зарабатывают миллионы, перекладывая бухгалтерские документы справа налево, и монополисты получат необходимые средства на исправление ситуации.

 

Здесь смущают действия самих депутатов. Казалось бы, они затронули важную тему. Но вместо того, чтобы вплотную заняться этим вопросом, вскрыть тех самых посредников, защищая население от неоправданного повышения коммуналки, добиться от правительства адекватного анализа и гарантий будущей эффективности программы, они просто ушли на каникулы, позволил правительству запустить реформу.

 

Синдром аудита

 

К слову об эффективности: когда президент в 2022 году впервые упомянул реформу «Тариф в обмен на инвестиции», он потребовал взять под строгий контроль исполнение компаниями инвестиционных обязательств.

Причастные члены кабинета министров в каждом выступлении говорили о необходимости жесткого контроля. И в итоге министр энергетики Алмасадам Саткалиев заявил, что планируется внедрить трехэтапный контроль за реализацией инвестиционных соглашений, который предусматривает:

 

  • контроль со стороны уполномоченного органа на базе проектного офиса;


  • контроль со стороны местных исполнительных органов с привлечением общественных организаций, жителей конкретного региона;


  • проведение публичных слушаний с привлечением заинтересованных сторон, контроль со стороны правоохранительных органов.

 

Программу 2009-2015 контролировали сразу два уполномоченных органа, но толку не добились. Хотя тогда не было проектных офисов. Что касается общественников и полиции, то довольно сложно представить, как они ползают по траншеям, проверяя качество труб, стыков, опрессовки, и прикидывают на глазок стоимость материалов и работ.

 

Когда речь идет о контроле, хотелось бы услышать как минимум о ежегодном аудите, но вот об этом никто из министров не заикнулся. Хотя их понять можно, это тоже плохая примета.


В 2014 году Мурат Оспанов, будучи главой антимонопольного агентства, публично заявил, что энергоаудиту программы на эффективность инвестиций быть обязательно.

Буквально через месяц из кресла председателя АРЕМа он пересел на нары. Его обвинили в получении взятки в 300 тысяч долларов от компании энергетического сектора за «содействие в повышении тарифов».

 

Вместо P.S.

 

Прямо правительство так и не признало провал первой программы «Тарифы в обмен на инвестиции» 2009-2015 годов. Об этом можно судить лишь по косвенным данным - отчетам прокуроров и Счетного комитета тех лет.


Тем не менее в этот раз кабинет министров почему-то уверен, что все получится. Хотя, как сказал в комментариях газете «Время» эксперт отрасли Асет Наурызбаев, давать деньги монополистам по старой схеме - все равно, что тушить пожар бензином.

 

Бесспорно лишь то, что сферу ЖКХ надо вытаскивать из трясины, и, возможно, без повышения тарифов действительно не обойтись. Но для начала хорошо бы увидеть результаты тщательного анализа и реальные планы.

 

Некоторые компании уже озвучили инвестиционные задумки на оставшиеся  полгода. Они обещают снизить износ сетей и оборудования от 0,2 до 1 процента. При таком раскладе сомнительно, что монополисты за шесть лет добьются результата в 20 процентов. Да и как-то маловата будет такая цифра, ведь тариф в среднем вырастет на 35-40 процентов.


И не факт, что через пару лет не потребуются дополнительные инвестиции, потому что монополистам опять не будет хватать денег.

 

Автор Александра Алексеева

 

Подписывайтесь на https://t.me/politprosvet_kz

 

Похожие посты

Смотреть все

Comments


bottom of page