top of page
  • Фото автораAyel

Взрослые дети алкоголиков: как выиграть битву за своё благополучие



 

Выросшие дети алкоголиков – это те самые люди, которые по звуку поворота ключа могут определить, в какой кондиции пришёл домой родитель и каким будет вечер семьи, спокойным и размеренным (если папа не выпил), или полным скандалов, а то и рукоприкладства.


По данным аналитиков Energyprom.kz, по состоянию на сентябрь 2023 года казахстанцы увеличили расходы на алкоголь на 13%. Причём растёт употребление именно крепких спиртных напитков: коньяка, водки и ликеров.

 

В период с 2021 по 2023 год учёные КазНМУ имени Асфендиярова при поддержке Минздрава РК провели масштабное исследование привычек употребления алкоголя, в котором приняли участие более 20 тысяч казахстанцев. Выяснилось, что в возрастной группе от 18 до 60 лет почти 56,4% населения страны пьют спиртное.

 

Если делать разбивку по возрастным категориям, то самое пьющее поколение Казахстана – это люди в возрасте 50-59 лет, среди них алкоголь употребляют 70,6% мужчин, а также 54,3% женщин. Потенциально это поколение родителей нынешних 20-летних и 30-летних.

 

Среди более зрелых людей (60-69 лет) уровень употребления спиртных напитков также является высоким: пьют 67,7% мужчин и 53,8% женщин. В сумме получается, что 58,8% населения этой возрастной группы выпивают.

 

Психолог и международный тренер Ирина Юсупова отмечает, что к категории ВДА (взрослые дети алкоголиков) относятся не только люди, у которых спиртным злоупотребляли родители, но и внуки алкоголиков, племянники, младшие братья и сёстры. Если любой значимый взрослый, находящийся в непосредственной близости от ребёнка, имел алкогольную зависимость, человек уже может относить себя к ВДА.

Взрослые дети алкоголиков – это одна из тех категорией людей, представители которой могут обратиться к программе «12 шагов».

 

12-шаговая программа тесно связана с сообществом «Анонимные алкоголики», которое, по данным Британской энциклопедии, в 1935 году основали американцы Роберт Холбрук Смит и Уильям Гриффит Уилсон, страдающие алкогольной зависимостью.

 

Программа включает в себя бесплатную групповую работу, в которой анонимные участники  признают и принимают на себя ответственность за вред, который им причиняет алкоголь. Успешно пройдя «12 шагов», человек может помочь другим проходить эту программу.

 

Собрания «Анонимных алкоголиков» показали такой видимый результат, что теперь «АА» стало всемирным сообществом, насчитывающим более 2 млн человек. Вслед за алкоголиками стали появляться группы наркозависимых, созависимых родственников алкоголиков, взрослых детей алкоголиков и многие другие. В настоящее время существует даже группа любовно-зависимых.  

 

  • Ирина Юсупова, оглядываясь на свой 20-летний опыт работы, отмечает, что сейчас группы, работающие по 12-шаговой программе, посещают намного больше казахстанцев. Но так как группы анонимны и большинство людей предпочитают не распространяться, что они посещают собрания, то может показаться, что в Казахстане это направление не развито.

 

«Я вспоминаю, что если раньше в группу созависимых едва набиралось пять человек, то теперь группа может состоять и из 50 участников. Прирост случился благодаря новому поколению людей до 30 лет. Они не стесняются говорить о себе и готовы улучшать свою жизнь», – говорит Ирина Юсупова.

 

Психолог отмечает, что участников могло быть и больше, если бы люди преодолели барьер под названием «вынести сор из избы» и «сказать плохое про родителей чужим людям».

 

«Казахстанцы так или иначе воспитаны в восточном менталитете, в котором культивируется уважение к старшим. Даже если родители имели зависимость, и эта привычка коренным образом повлияла на всю семью, это всё равно родители, о которых нельзя говорить плохо.

 

Кроме того, люди из семей, в которых есть зависимые, зачастую подвергались стигме. Они сталкивались с тем, что ровесникам не разрешали с ними дружить, терпели унизительные разговоры с учителями. Они привыкли ничего не говорить о своей семье. И если человек всё-таки пришёл в группу, это означает, что в какой-то момент собственное благополучие всё-таки стало для него приоритетом», – говорит Ирина Юсупова.

 

Дженет Дж. Войтиц, автор книги «Взрослые дети алкоголиков: семья, работа, отношения», утверждает, что дети родителей-алкоголиков имеют более низкую самооценку, чем те, кто живёт в семьях, где никто не злоупотребляет алкоголем.

 

По данным Войтиц, эти результаты были вполне ожидаемы. Поскольку здоровая самооценка основывается главным образом на уважительном, принимающем и заботливом отношении со стороны значимых других. В семье, где есть алкоголик, ребёнок не сможет позитивно относиться к самому себе.

 

Ирина Юсупова отмечает, что хотя у взрослых детей алкоголиков и могут быть схожие паттерны поведения, но это не означает, что эти признаки есть у каждого представителя ВДА.

 

«Выросшему ребёнку алкоголика очень важно понять, что проблемы семьи не определяют его личность, что с ним всё нормально, вне зависимости от того, какой опыт был пережит в детстве. И группа – один из лучших способов это осознать», – говорит специалист.


Истории участников групп ВДА

 

  • Александра, 45 лет:

 

«Я – взрослый ребёнок из дисфункциональной семьи. Так я представляюсь на группах ВДА. Дочка алкоголика, сестра алкоголика. За плечами 20 лет брака с алкоголиком.

 

О 12-шаговых программах узнала шесть лет назад, когда жизнь с зависимым мужчиной довела меня до очередного эмоционального дна. Прошла все 12  шагов программы Ал-Анон для родственников алкоголиков. Смогла выйти из отношений и в 40 лет начать жить, опираясь уже на себя и новые принципы. После этого прошла программу CoDA(анонимные созависимые) .

 

Работа в программе неизбежно приводит к честности с собой и к готовности брать ответственность за свою жизнь. Я ушла от зависимого мужа, поменяла сферу деятельности, смогла взять квартиру в ипотеку, выстроить новые отношения с дочерью-подростком. Это те сферы жизни, в которых я смогла быть готова к изменениям.

 

Однако не всё идеально. Я живой человек и, как оказалось, способна испытывать и проживать разные чувства. В новых отношениях я испытывала и теплоту, и близость, и принятие. Училась строить границы, не сливаться с человеком. Это всё тоже результаты работы по программе, ведь раньше я не ощущала ничего, кроме фоновой тревоги и желания спасать. И уже в новых взрослых отношениях  я столкнулась с кризисом, в котором  проявлялись мои паттерны поведения взрослого ребёнка. Тогда я решила, что мне необходима группа ВДА. Сейчас нахожусь на четвёртом шаге.

 

Главное, что дают мне 12 шагов, – это ощущение, что я взрослая, я сама могу стать себе любящим родителем. Как будто протёрли линзы от очков, и стало лучше видно мир. Конечно, периодически появляется отрицание. Это неспособность видеть объективную реальность. Но сейчас у меня уже появилась готовность встречаться с правдой о себе и со своей детской семейной системой».

 

  • Карина, 31 год:

 

«Мне казалось, что у меня стандартное детство. Родственники выпивали на праздниках, поэтому я так не любила эти события.

 

Я пыталась быть удобным ребёнком, всегда хотела помочь старшим. Нужно было угодничать, контролировать, всегда оглядываться на то, как ведёт себя пьяный папа. Для ребёнка это тяжёлая ноша. В мои 5 лет мама приняла решение развестись с отцом.

 

Будучи взрослой, я периодически пыталась спасти папу. Он умер от алкоголизма, так и не захотев ничего изменить. Больше полутора лет я нахожусь в еженедельной малой группе. Периодически возникает сопротивление, мол, сколько можно в этом копаться. Появляется стыд перед семьей, за то, что говорю о них «плохо». Но потом приходит осознание, что люди, которые должны были меня защищать, создавали ситуации, в которых мне было небезопасно.

 

Мне нравится, что в группе все люди искренние, не врут, не пытаются показаться самыми успешными. Среди них не возникает ощущения, что я недостаточно умная, красивая и стоящая».

 

  • Инга, 55 лет:

 

«Я росла в интеллигентной, статусной семье. Родители не пили, но алкогольная зависимость была у моего деда. И мой папа, как ребёнок алкоголика, проявлял себя агрессивно уже по отношению ко мне. Он был гневливым и вспыльчивым, а моя жизнь состояла из сплошной критики и наказаний, я считала это нормой. Даже подруга детства, с которой мы жили на одной лестничной площадке, не могла представить, какой трэш творится за нашими закрытыми дверями.

 

Было сложно идентифицировать себя как ребёнка из дисфункциональной семьи и посмотреть критически на урон от поведения старших фигур в  семье.  Все эти травмы сильно искажают и блокируют здоровые отношения, реализацию, жизненную энергию. Слушая живой опыт попутчиков в программе, я стала вспоминать своё детство. Была в шоке от того, как много я забыла.

 

Программа 12 шагов – это реальная возможность понять причины нарушенных отношений и потерь в своей судьбе, восстановить здоровые границы. Сейчас жизнь воспринимается по-другому, ушло ощущение тупика и безысходности. Теперь я умею проживать состояние эмоционального дна и осознанно выходить из него. Я узнаю себя настоящую, и это помогает проживать полноту жизни.

 

Автор: Дилара Аронова

 

✅ Подписывайтесь на  https://t.me/ayel_kz

Comments


bottom of page