top of page
  • Фото автораAyel

«Женские вагоны» – насколько хороша эта инициатива?


Компания «Қазақстан темір жолы» поделилась пресс-релизом о том, что около 161 тысяч пассажирок воспользовались услугой проезда в «женских вагонах» в 2023 году. В 2022 году в таких вагонах проехали более 114 тысяч человек. К слову, внедрили возможность покупать места в вагонах по половому признаку ещё в 2021 году. Тогда за три месяца ею воспользовались 13 тыс. женщин.


Сегодня «женские вагоны» курсируют в составе 8 пассажирских поездов. По задумке КТЖ, женщины могут путешествовать в них с детьми мужского пола только до 7-летнего возраста.


Пока КТЖ рапортует о популярности «услуг для обеспечения более комфортной и безопасной поездки прекрасной половины страны» (цитата из официального пресс-релиза), наш автор Асель Маржакупова решила разобраться, насколько хороша эта инициатива для построения безопасного общества.


Немного истории

26 сентября 2018 года молодая женщина возвращалась домой с научной конференции в Астане на поезде «Тальго». Ночью, открыв дверь своим ключом, в купе вошли два проводника и изнасиловали её.


Во время длительного расследования жертва подверглась преследованиям и травле не только от родственников подозреваемых, но и в социальных сетях. После оглашения приговора в суде первой инстанции насильники получили по 2,5 и 2,3 года лишения свободы. После апелляционной жалобы с обеих сторон дело направили на доследование, после которого срок наказания увеличили до пяти лет в колонии среднего режима.


Когда первый суд завершился, пострадавшая обратилась к КТЖ на пресс-конференции с просьбой обеспечить женщинам и детям безопасность в поездах:

«Если была бы хотя бы какая-нибудь кнопка экстренной помощи, вызова или камеры наблюдения, мне не надо было бы доказывать столько месяцев, что это было не обоюдно. Нужно разделение по купе на женские и мужские, если женщины пассажирки, то обслуживать их должны женщины-проводники».

Всё в том же «Тальго» в ноябре 2019 пожилой мужчина домогался 17-летней девушки.


Без общественного резонанса подобные дела в большинстве случаев закрывают за «отсутствием состава преступления», а статьи за сексуальные домогательства в Казахстане до сих пор не существует.


Чужой опыт

Женские купе в пригородных поездах и на дальних маршрутах есть в Индии, одной из самых небезопасных стран из-за большого количества изнасилований. В больших японских городах в ночных, пригородных поездах, а также в метро тоже существуют женские вагоны и тоже по причине домогательств и сексуальных преступлений.


Вагоны только для женщин есть в метро таких городов, как бразильский Рио-де-Жанейро, иранский Тегеран, Дубай в ОАЭ, египетский Каир и мексиканский Мехико. К слову, о последнем городе. В исследовании программы «Давайте безопасно путешествовать на общественном транспорте в Мехико» 2017 года говорится о том, что у подобной инициативы есть и другая сторона. При гендерной сегрегации в странах с большим уровнем сексуального насилия над женщинами пассажирки, не пользующиеся такими вагонами, воспринимаются открытыми к сексуальному контакту. Нахождение женщины в «не своём» вагоне оправдывает преступников в глазах общества.


И хотя это снижает число домогательств в общественном транспорте, рекомендации к метро Мехико 2020 года тоже критикуют подобный подход, который перекладывает ответственность с насильников на жертв.


Говорят эксперты


Татьяна Чернобиль, консультантка по международному праву в области прав человека, считает введение женских вагонов в Казахстане мерой вынужденной. Мера, продиктованная «нашими печальными реалиями».


«Это показатель и подтверждение небезопасности женщин в нашей стране. Всем известны случаи изнасилования в 2018 году и попытки изнасилования в феврале 2023 года девушек в казахстанских поездах. И, думаю, таких случаев не единицы», – говорит Татьяна.


По словам экспертки, поскольку страна у нас большая, поездки на поезде, часто сопряжены с ночёвкой в одном купе незнакомых друг другу людей – и мужчин, и женщин.


«Иногда это двухместные, чаще – четырёхместный купе, где вместе с одной женщиной могут ехать трое совершенно незнакомых ей мужчин. А учитывая масштабы сексуализированной преступности в нашей стране, я понимаю необходимость введения женских вагонов. Но эта мера должна предлагаться не в качестве обязательной, а, так сказать, опционно, то есть на выбор женщинам.


Эта инициатива – не факт, что скажется на ситуации с сексуализированным насилием в стране в целом, но, по крайней мере, можно будет надеяться, что хоть в поездах вероятность домогательств и сексуализированного насилия уменьшится», – подытоживает Чернобиль.


Мөлдір Жұмабаева, правозащитница и со-основательница ОФ «Stop Violence End Tyranny», подчёркивает, что если мы говорим о безопасности женщин во время поездки, учитывая ранние инциденты в поездах, то это положительная инициатива. Однако полагает, что это не повлияет на общую статистику с сексуализированным насилием в нашей стране:


«Насилие происходит там, где «созданы идеальные условия». Я согласна с этим утверждением. Не в вагоне поезда, так в другом месте. Вопрос лишь в образовавшихся условиях и намерениях», – говорит Мөлдір.


Также правозащитница убеждена, что «мы как государство и как общество не должны стремиться к изоляции женщин от мужчин».


«Внедрение отдельных вагонов для женщин практикуется давно в мире. Чаще всего после громких дел об изнасилованиях и других нападениях по гендерным признакам. К сожалению, это не редкость. Но я повторюсь, это создаёт лишь безопасные условия для конкретной поездки, но не решает в целом проблему с насилием. Нам необходимо системно и комплексно решать проблему, и лучше параллельно с ужесточением мер сконцентрировать своё внимание и на профилактике».


Говорят женщины

Ксения, 37 лет: «Мне кажется, такие вагоны появились как ответ на запросы общества, и статистика КТЖ о том, что таким способом воспользовались 161 тысяча женщин, то есть, вагоны не ходили порожняком, говорит о том, что это необходимость.


Мне также кажется, что это не только вопрос безопасности, но и бытового комфорта. Женщине, а особенно женщине с ребёнком, будет комфортнее путешествовать в компании других женщин, которые будут лояльнее относиться к детским капризам, смогут помочь в дороге.


Ну и с точки зрения гигиены делить вагон с женщиной гораздо приятнее – женщины чаще моют руки, пользуются дезодорантом и носят чистые носки, чем мужчины. Также есть женщины, которые выбирают такие вагоны по религиозным соображениям – что тоже хорошо с точки зрения защиты их прав и интересов».


Но Ксения считает, что подобная инициатива большого влияния на ситуацию с сексуализированным насилием в нашей стране не окажет.


«С одной стороны, потому что насилие в поезде, к счастью, не такое частое явление – на линии работают проводники, есть полиция. Главный фактор насилия – употребление насильником алкоголя. Поэтому запрет распития спиртного (кажется, сейчас легально разрешено только пиво в вагоне-ресторане, но в целом запрет есть, правда, употребление в вагоне контролируется слабо) и/или недопущение в поезд человека в состоянии алкогольного опьянения здесь будет более эффективным.


А если насилие происходит, то в известных нам случаях женщину не спасло путешествие в отдельном вагоне без соседей вообще – тогда насильником выступил проводник, который просто открыл дверь своим ключом. Насильник также может напасть на женщину в туалете, в тамбуре, вне её вагона. В таких случаях поможет только строгий отбор персонала поезда и их бдительность», – говорит Ксения.


Асия, 40 лет:

«Подобная гендерная сегрегация словно нормализирует насилие. Предоставляя отдельные вагоны женщинам, мы как будто признаём, что мужчины не в состоянии справиться со своими сексуальными желаниями.


«Безопасность и комфорт в «женских вагонах» – если перевести на человеческий, звучит как: «Не хочешь быть изнасилованной – едь в женском вагоне. Хочешь насилия – путешествуй в обычном». В стране, где после изнасилования или убийства жены мужем в каждой ветке всерьёз обсуждают, а во что была одета жертва, были ли она пьяна и чем она мужика своего «довела» – подобные инициативы могут иметь вполне себе последствия в виде колоссальных масштабов виктимблейминга.


Я просто хочу, чтобы власти страны, МВД, КТЖ и кто-то там ещё уже наконец поняли: нам не нужны «безопасные вагоны». Мы хотим чувствовать себя в безопасности по умолчанию. Везде. Дома, на работе, прогулке, в подъезде, в лифте, в тёмном переулке, в такси. Везде! Мы хотим, чтобы наши дочери выросли и не знали, что это такое – чувствовать себя в опасности. Разве мы много хотим?!».


Татьяна, 33 года:

«Я прекрасно понимаю противниц «женских вагонов» и согласна с их аргументами. Но я всё равно «за» такие вагоны. Потому что наше желание жить в безопасном обществе никак не реализуется государством, и женщин насилуют в поездах здесь и сейчас. Ждать, пока общество перевоспитается, а полиция начнет сажать насильников, вместо того чтобы склонять жертв к примирению, можно ещё очень долго, а доехать в безопасности и комфорте из точки «А» в точку «Б» хочется уже сейчас.


Сексуализированное насилие, как и в целом насилие над женщинами, достигло в нашей стране уже таких масштабов, что кажется падать дальше некуда. Поэтому я не думаю, что введение «женских вагонов» на него может как-то негативно повлиять. А вот в положительном ключе – вполне. Целая половина населения страны получит возможность спокойно спать в поезде.


Я сама после случая в «Тальго» стала бояться поездов, предпочитая переплатить, но лететь самолётом. Теперь у меня появилась альтернатива благодаря «женским вагонам».


Памятка в каких поездах есть «женские вагоны»:


  • №77/78 «Алматы – Мангистау» купейный вагон №07;


  •  №351/352 «Алматы – Оскемен» купейный вагон №10;


  • №45/46 «Павлодар – Туркестан» купейный вагон №09;


  • №37/38 «Мангистау – Семей» купейный вагон №06;


  •  №47/48 «Атырау – Астана» купейный вагон №06;


  • №33/34 «Актобе – Алматы-1» купейный вагон №06;


  • №4/3 «Астана – Алматы-2» купейный вагон №17;


  • №71/72 «Астана – Шымкент» купейный вагон №10.


✅ Подписывайтесь на https://t.me/ayel_kz

Kommentare


bottom of page