top of page
  • Фото автораShishkin_like

Как государство пытается заставить платить крупных инвесторов

В апреле «АрселорМиттал Темиртау» оштрафовали на 1,2 млрд тенге за налоговые нарушения. Причиной стало то, что компания на 20% занизила суммы авансовых платежей по корпоративному подоходному налогу за 2019 год, сообщил комитет госдоходов по Карагандинской области.


В ноябре прошлого года сотрудники ведомства выявили аналогичное нарушение за 2017 год и взыскали с компании штраф на 1,3 млрд тенге.


В комитете промышленной безопасности МЧС рассказали, что в 2022 году у «АрселорМиттал Темиртау» обнаружили около двух тысяч нарушений. Кроме того, у компании — миллиардные долги перед подрядчиками.


В прошлом году кабмин пересмотрел контракт, обязав «АрселорМиттал Темиртау» ежегодно инвестировать в модернизацию производства 150 млрд тенге. Ранее таких обязательств у промышленного гиганта не было. Тогда же впервые прозвучало, что Казахстан может расторгнуть контракты с недропользователями, не выполняющими обязательства.


Как другие страны судились с ArcelorMittal


В Канаде в прошлом году суд Квебека оштрафовал подразделение ArcelorMittal на 15 млн долларов США за сбросы токсичных веществ в рыболовную реку Мойси (Moisie River). Это одна из крупнейших рек, по которой проходят пути миграции атлантического лосося в Северной Америке.


В истории есть примеры, когда правительства стран разрывали контракты с компанией и выигрывали суды. В 2013 году арбитражный суд торговой палаты в Париже постановил, что Сенегал имеет право разорвать соглашение стоимостью 2,2 млрд долларов США с ArcelorMittal. Правительство страны обвинило сталепроизводителя в невыполнении обязательств.


Кроме этого, ранее мы уже рассказывали про то, как разрешилась аналогичная ситуация в Украине. Владимир Зеленский также обвинил компанию в невыполнении обязательств. После серии обысков и налоговых проверок ArcelorMittal, который 12 лет не платил дивиденды, решила выплатить 420 млн долларов США.


С кем из инвесторов еще спорит Казахстан


Помимо металлургических правительство Казахстана обратило внимание на нефтяные контракты и подало иски в международный арбитраж к операторам месторождений нефти и газа Кашаган и Карачаганак. Общая сумма исков составляет 16,5 млрд долларов США.


Сегодня речь идет о четырех арбитражных исках, направленных как подрядчиком против республики, так и республикой против подрядчика. Акционеры Кашагана («Казмунайгаз», Eni, Total, ExxonMobil, Shell, CNPC и INPEX) подали встречные иски, объявив неправомерной налоговую проверку, которую проводило министерство финансов Казахстана.


Разногласия вокруг нефтяных контрактов возникают не первый раз. В 2009 году нефтегазоконденсатный проект Карачаганак (KPO), возглавляемый BG и Eni, судился с Казахстаном. В международный арбитраж было подано два встречных иска. BG Group пытался оспорить пошлины на вывоз нефти, а Казахстан, в свою очередь, требовал от BG и Eni более 2 млрд долларов США. В результате, Казахстан в лице «Казмунайгаза» получил в проекте 10%, заплатив консорциуму миллиард долларов «живыми» деньгами.


Пересмотр контрактов или… национализация?


Большинство стран в мире придерживаются сбалансированных мер, устанавливая пороги на владение для иностранных компаний. К примеру, в Индонезии в 2012 году объявили о том, что доля индонезийского участия в горнодобывающих предприятиях должна быть не менее 51%. Однако есть и те, кто проводит более жесткую политику, пересматривая контракты или даже полностью национализируя ресурсы.


Арабские Эмираты часто приводят в пример, как страну, которая успешно инвестирует нефтяные сверхдоходы в собственное развитие, однако так было не всегда. Они долгое время были под британским протекторатом, и только в 1974 году Государственная национальная нефтяная компания выкупила контрольные пакеты всех действовавших в Эмиратах нефтедобытчиков.


У стран Латинской Америки, которые национализировали нефтедобывающую отрасль, повторить успех ОАЭ не получилось. Национализация повлекла за собой долгие арбитражные разбирательства, аресты активов по всему миру, недоверие инвесторов и санкции со стороны США.


В 2006 году Боливия подписала указ о национализации нефтегазовой отрасли страны. Далее страна частично национализировала активы металлургического гиганта Glencore, канадской горнодобывающей компании Crystallex International Corp. и четырех энергетических компаний, у которых были европейские инвесторы.


Что касается газа и нефти, национализация не предусматривала отъём активов, но устанавливала жёсткие правила для работы иностранных компании — все должны были продавать сырье только государству. В результате, страна до сих пор ведет арбитражные разбирательства с западными компаниями.


В 2007 году Венесуэла национализировала нефтедобывающую промышленность. В стране тогда работали американские Exxon Mobil, Chevron и ConocoPhillips, британская BP, французская Total и норвежская Statoil. Известно, что ConocoPhillips отсудила около 8 млрд долларов США, Exxon Mobil908 млн долларов США. В 2011 году Венесуэла объявила о национализации золотодобывающей отрасли.


В 2012 году Аргентина национализировала 51% нефтяной компании YPF, «дочки» испанской Repsol. Государство решило, что компания мало инвестирует в страну и выводит прибыль за рубеж. В ответ Испания прекратила закупку в Аргентине биодизельного топлива, призвала лишить ее таможенных льгот, и подала иск в ВТО, требуя возместить ущерб в 10 млрд долларовСША.


Подписаться на @Shishkin_like

Похожие посты

Смотреть все

Семья Кожамжаровых: предприимчивые родственники экс-прокурора и их бизнес

Наша редакция продолжает изучать новый рейтинг богатейших бизнесменов Казахстана. Ранее мы уже рассказывали про «форбсов» из клана Назарбаевых, а сейчас наше внимание привлёк дебютант списка – 48-летн

Comments


bottom of page