top of page
  • Фото автораAyel

Мир, спроектированный для мужчин


Правда ли, что женщинам сложнее пользоваться многими вещами, потому что они были рассчитаны на мужчин?


Телеграм-канал Ayel, используя некоторые данные из книги британской  активистки и журналистки Кэролайн Криадо Переc «Невидимые женщины», разобрался в вопросе и выяснил, что это действительно так.


Всё началось с простого вопроса – почему знаменитых пианисток, победивших на международных музыкальных конкурсах, так мало? Если опросить любые сто человек и попросить назвать случайного композитора, с вероятностью 99% это будет мужчина. Сочинения композиторок не издавались и не исполнялись для широкой публики (среди них Клара Шуман и Фанни Мендельсон – сестра автора свадебного марша). Тут всплыла любопытная подробность – дело, кажется, отчасти в клавишах инструмента.


Предшественники фортепиано, которое обрело современную форму в середине XIX века, имели более узкие клавиши. А потом стало таким, как мы знаем его сегодня. Однако это не значит, что оно было предназначено для дам: ударные инструменты считались неподходящими для женщин, поскольку требовали энергичных и резких движений; духовые инструменты были под запретом, поскольку якобы искажали лицо, мешая тем самым женскому идеалу нежности. Исторически женщинам разрешалось играть на лютнях, спинетах. И лишь после популяризации фортепианной музыки и вальсов девушки начали учиться в пансионах и игре на пианино – правда, их музыка была предназначена только для узкого круга гостей.  


Женская ладонь в среднем меньше мужской: пианисткам и пианистам с короткими пальцами трудно брать большие интервалы. Приходится тратить больше времени на отработку техники. Пианистки на 50% чаще мужчин-музыкантов страдают от травм и болей кисти. Возможно, поэтому среди великих пианистов прошлого мужчин больше, чем женщин.


Интересно, что повлияло это не только на женщин, но и на мужчин с небольшими кистями. Пианист Кристофер Донисон предложил сделать клавиатуру уже – в 7/8 длины от обычной. Ему приходилось бесконечно репетировать, чтобы достичь результатов, которые остальным пианистам давались легко. Тогда он спроектировал более узкую клавиатуру под свои кисти.


Но проблема не только в фортепиано.


Кэт Илай, основательница «Clear Design Lab», ещё в 2015 году решила исследовать, кто занимается продакт-дизайном на повседневной основе. Она получила данные из 27 дизайнерских и инженерных компаний в США и выяснилось, что всего 24,4% из сотрудников этих фирм – женщины. То есть 34 (!) женщины из 188 занятых в компаниях, которые сосредоточены на физическом дизайне продукта.


Влияние такого ограниченного набора женских голосов там, где принимаются дизайнерские решения, имеет далеко идущие последствия. Кэт Илай приводит примеры неожиданных негативных последствий для женщин в медицине, космической индустрии, безопасности автомобилей (в краш-тестах участвуют мужские манекены).


Одна из областей, стереотипно считавшаяся не женской, – строительство и ремонт. Поэтому их эргономика разработана под более крупные руки. Если вбить в гугле запрос «Woman with power tools» («Женщина с электроинструментом»), выходят преимущественно откровенно сексистские картинки – красотки в костюме «секси-ремонтницы» держат пилу для кафеля. Впрочем, как отмечает Кэт, такие бренды, как Makita, например, делают дрели действительно для широкой аудитории.


То же происходит в сфере сельского хозяйства. Фермерка Дасти Сперджен, владелица «Sourgeon Veggies», признаётся, что каждый день к концу трудового дня она просто измотана: «В самый сезон я за рулём трактора с утра до поздней ночи шесть дней в неделю, и это очень тяжело».


Все дело в конструкции трактора — тормоз довольно трудно выжимать, бак для бензина расположен наверху, а это значит, что канистру с топливом нужно поднимать над головой, а сеялки и молотилки, который трактор тянет за собой, требуют огромной силы и напряжения верхней части тела для их закрепления или замены.


Н

Джози Рудольфи, ассистент профессора в Университете Иллинойса, которая занимается исследованиями безопасности и здоровья в сельском хозяйстве, говорит: «Большинство оборудования было спроектировано для высоких, тяжёлых и сильных тел – очевидно, мужских».


Масса верхней части тела у мужчин приблизительно на 75% больше, чем у женщин, потому что у последних мышечная масса обычно распределяется по туловищу более равномерно, и, соответственно, мышцы верхней части туловища у мужчин на 40-60% сильнее, чем у женщин. Рычаги слишком тяжёлые и большие для женских рук – 90% рук женщин (в данном случае включая нетренированных) оказались слабее кистей рук 95% мужчин. Это отражается на продуктивности фермы.


Фермерство – опасная работа, и риск травмы слишком велик. У многих наблюдается непреходящая боль в нижней части спины, коленях, локтях, плечах. Она развивается от повторяющихся движений, неудобной позы и неудобных, не рассчитанных под твои особенности, инструментов.


А ведь почти 36% фермеров в США – женщины, и это число растёт год от года.


И если не все из женщин музицируют и выращивают картошку, то однозначно довольно много водят машины – к 2018 году в Казахстане автолюбительниц было 337 000. При этом вероятность гибели женщин, попавших в аварию, на 17% выше, чем мужчин.


Женщины-водители, как правило, сидят дальше от рулевой колонки, чем мужчины, ведь в среднем они меньше ростом. Чтобы достать до педалей, женщине приходится вытягивать ноги, а, чтобы чётко видеть панель приборов – сидеть почти под прямым углом. Такая поза, однако, не «стандартная поза водителя». Выходит, что женщины за рулём сидят неправильно. При наезде сзади женщины также подвергаются большему риску, чем мужчины: у женщин меньше мышц на шее и в верхней части туловища, чем у мужчин. А это повышает риск травм шеи и позвоночника примерно в три раза. А дизайн автомобиля этот риск только усиливает.


В Швеции провели исследования автомобильных кресел и выяснили, что они слишком жёсткие, чтобы защитить женщин от таких травм, потому что их спинки не рассчитаны на средний вес женщины. Рост большинства манекенов для испытаний – 177 сантиметров, вес – 76 кг. Это выше и тяжелее среднестатистической женщины, а строение позвоночного столба имитирует мужское. И лишь в одном краш-тесте необходимо использовать женский манекен 5-го процентиля – усреднённый образ всех женщин Европы. А ведь не все машины производятся в Европе, следовательно, не проходят эти тесты, и, кстати, 5-й процентиль означает, что лишь 5% женщин меньше этого размера.


Да и тесты весьма бесполезны. Во-первых, в ходе испытания манекен располагается только в пассажирском кресле, а значит, данных о риске для женщин, сидящих за рулём, просто нет. Во-вторых, этот женский манекен на самом деле совсем не женский. Это просто уменьшенная копия мужского манекена.


Хорошо, скажете вы, не все женщины водят машину. А телефоном пользуетесь? Сегодня средняя диагональ экрана телефона за последние пять лет увеличилась почти на треть, так, например, в этом году россияне чаще отдавали предпочтение смартфонам с диагональю экрана 6,55 дюйма (16,64 сантиметра). Среднестатистический мужчина может без труда пользоваться таким телефоном, держа его в руке, а вот среднестатистическая женщина – вряд ли. Женские руки, как мы уже отметили выше, меньше мужских. Анализ влияния использования массивных смартфонов на кисти рук и предплечья женщин тоже никогда не проводился.


Гендерно нейтральные продукты из высокотехнологичных областей на самом деле так же страдают мужским перекосом. Как пишет в «Невидимых женщинах» Кэролайн, «Умные часы болтаются на женских запястьях; шлемы виртуальной реальности слишком громоздкие для женской головы; унисекс куртки для горнолыжного спорта или хайкинга не рассчитаны на более массивные бёдра женщин».


✅ Подписывайтесь на https://t.me/ayel_kz

Comments


bottom of page