top of page
  • Фото автораShishkin_like

Нацфонд и топ-10 его сомнительных трат



На прошлой неделе Нацбанк сообщил, что за 2023 год правительство изъяло из Национального фонда (НФРК) рекордные 5,4 трлн тенге. В том числе, 1,3 трлн тенге пошли на покупку акций «КазМунайГаза» (КМГ). Вопрос, считать ли это  «приобретение» удачным вложением или действительно изъятием, остаётся открытым. Минфин настаивает на первом. Всего с 2017 по 2024 годы совокупные размеры трансфертов из НФРК составили более 33 трлн тенге. В 2025-2026 годах общая сумма гарантированных трансфертов запланирована в размере 4 трлн тенге.


При этом манеру отчитываться и тратить деньги из запасов для будущих поколений критикуют депутаты, аналитики, эксперты, а также представители Высшей аудиторской палаты, президент и даже один из создателей фонда. Кроме отсутствия должной прозрачности и ежегодных миллиардных траншей (взять хотя бы эпизоды со спасением банков, которые так и не были спасены), создающих предпосылки к истощению фонда, нарекания вызывает и его нестабильная доходность. По итогам 2022 года убыток составил 2,6 трлн тенге. По заявлениям Нацбанка, в 2023 году фонд всё же показал прибыль – 6,2 млрд тенге. Однако в целом ranking.kz указывает на нисходящий тренд в накоплениях. Если в 2014 году они достигли пиковых значений (77,2 млрд долларов США), то спустя 9 лет сократились до 60 млрд долларов.


Ещё один важный момент – в течение ряда лет наблюдается зависимость республиканского бюджета от трансфертов НФРК (порядка 23%-30%).


Сегодня мы попытаемся хотя бы частично ответить на вопрос, что не так с изъятиями, и расскажем о некоторых примечательных тратах (и их бенефициарах) в рамках гарантированного и целевых трансфертов за последние несколько лет.


Откуда деньги (на примере 2023 года)


По состоянию на 1 января 2024 года  у поступлений в НФРК такая структура:


●     Прямые налоги от организаций нефтяного сектора (за исключением налогов, зачисляемых в местные бюджеты) – 4,6 трлн тенге (из них доля РК по соглашениям о разделе продукции – более 1 трлн тенге).


●     Другие поступления от организаций нефтяного сектора (за исключением поступлений, зачисляемых в местные бюджеты) – 8,5 млрд тенге (штрафы, пени, санкции, средства по искам о возмещении вреда  и прочее).


●     Поступления от приватизации республиканской собственности – 1,2 млрд тенге.


●     Поступления от продажи земельных участков сельхозназначения – 53 млн тенге.


●     Инвестдоходы за 9 месяцев 2023 года – 1,8 трлн тенге.


●     Иные поступления – 22,9 млрд тенге.


Как тратятся:


●     Гарантированный и целевые трансферты в республиканский бюджет – 2,2 трлн тенге и 1,8 трлн тенге, соответственно.


●     Расходы, связанные с управлением и проведением ежегодного внешнего аудита, – 69,9 млрд тенге.


На сегодня средства НФРК составляют в долларовом выражении 60,2 млрд.


Что с прозрачностью и подотчётностью


Заметим, что составители короткого одностраничного отчёта о поступлениях и использовании средств фонда в 2023 году не упомянули в нём расходы, связанные с покупкой акций КМГ и облигаций АО ФНБ «Самрук-Казына» на сумму 74 млрд тенге (1 полугодие). Эту цифру раскрывает экономист и советник председателя правления Halyk Finance Мурат Темирханов в своей статье «Неприемлемое использование Национального фонда».


Облигации «Самрук-Казына» приобретались и годом ранее. Об этом пишет он же в другой своей статье, опубликованной в октябре прошлого года, указывая на недостаточную транспарентность работы фонда:


В отчёте за 2022 год отмечается, что Нацфонд получил убыток в сумме 60,8 млрд тенге по долговым бумагам АО «ФНБ «Самрук-Қазына», приобретённым в отчётном периоде. Судя по таблице о движении денежных средств из того же отчёта, Нацфонд заплатил за эти бумаги 102 млрд тенге. В отличие от аудированной отчётности, подготовленной по МСФО (как пишет автор, неопубликованной, мы тоже не обнаружили развёрнутый отчёт в открытом доступе), в текущей отчётности Нацфонда не даётся никаких пояснений, почему Фонд сразу же получил убыток на данных ценных бумагах в размере 60% от их первоначальной стоимости.


Позже в сенате председатель Нацбанка Тимур Сулейменов объяснил как так вышло: средства на покупку инфраструктурных облигаций выделили по льготной ставке, а разница между ней и рыночной ставкой рассматривается как убыток финансирующего учреждения.


Кстати, по словам экономиста Рахима Ошакбаева, которые приводит ресурс «Голос народа», с 2009 по 2016 год «Самрук-Казына» продал Нацфонду облигации на 2,3 трлн тенге со ставкой 0,01%... Погашение по ним начнётся с 2026 года. Учитывая, что облигации в тенге и под нулевые проценты, эти вложения имеют априори глубоко отрицательную доходность.


Отметим, что принципы транспарентности и подотчётности НФРК чётко отражены в Концепции управления государственными финансами Республики Казахстан до 2030 года.


Однако экономист Касымкан Каппаров, в течение ряда лет исследующий работу фонда, утверждает в интервью Vlast.kz, что НФРК – это один из самых непрозрачных суверенных фондов в мире. Например, информация об инвестдоходности, стратегии инвестирования и структуре активов не детализирована, в открытом доступе нет информации о внешних управляющих и их портфелях.


Получается, что фактически информация о том, какие именно вложения какими доходами или убытками обернулись, недоступна даже для экспертов. Об этом можно судить лишь приблизительно.


Отметим, что доверительным управляющим НФРК является Нацбанк, однако непосредственно инвестиционными операциями занимаются так называемые внешние управляющие. Известно, что в нулевых ими были ABN AMRO Bank, State Street Bank, Deutche Bank, BNP Paribas, Citibank и HSBC.


Трансферты бывают разные


Гарантированный трансферт и его объём предусматривает республиканский бюджет, принимаемый парламентом. В старой редакции Бюджетного кодекса указано, что этого рода изъятия направляются на реализацию бюджетных программ (подпрограмм) развития. Их размеры не должны были превышать треть активов НФРК по итогам предыдущего финансового года. Сейчас они определяются в абсолютном фиксированном значении (не более 2 трлн тенге в год до 2026 года), но и при этом зависят от прогнозируемых цен на нефть. Разрешённые объёмы – не больше поступлений от организаций нефтяного сектора при так называемой цене отсечения. Этот показатель рассчитывается по формуле и содержит значения среднеквартальных цен за несколько периодов с корректировкой на объёмы добычи, пиcал Kursiv.

Такое бюджетное правило служит дальнейшему накоплению активов НФРК и снижению ненефтяного дефицита бюджета.


Вкратце, назначение гарантированного трансферта – восполнять дефицит бюджета.


Целевые трансферты тоже отражаются в ежегодном бюджете. Там обозначено, что расходуются они на цели, определённые президентом РК (в 2024 году – 1,6 трлн тенге). В реестре нормативно-правовых актов мы нашли лишь указ президента на этот счёт за 2021 год и проект указа на 2022-2024 годы.


В целом, в соответствии с Бюджетным кодексом этот вид трансфертов предназначен для антикризисных программ в периоды спада или замедления экономики и социально значимых проектов национального масштаба, стратегических инфраструктурных проектов при отсутствии альтернативных источников  финансирования.


Предполагаем, что такие проекты далеко не всегда подразумевают получение государством финансового профита от вложений.


Приобретение долговых ценных бумаг «Самрук-Казына», эмитируемых для инфраструктурных проектов, и покупку акций КМГ эксперты тоже причисляют к своеобразному виду изъятий.


Приобретение стало возможным после внесения изменений в Концепцию управления госфинансами. По мнению экономиста Каппарова, это «инновационная» схема, которая позволяет вытаскивать деньги из Нацфонда, не снижая баланса (поскольку покупка акций КМГ трактуется правительством как вложение. – Прим.).


Таким образом, помимо непосредственно изъятий в бюджет в виде трансфертов, НФРК порой вкладывал средства в инструменты с сомнительной и/или неизвестной доходностью, плюс, возможно, продолжит перенаправлять средства на госпроекты посредством покупки акций КМГ и облигаций «Самрук-Казына».

 

Ради справедливости отметим, что в рамках принятых поправок, среди прочего, спасение банков от дефолта за счёт Нацфонда уже невозможно. Концепция запрещает их фондирование.


Кто принимает решения?


Фонд образован почти 24 года назад указом первого президента. Отдельного закона об НФРК не существует. Очевидно, что и ранее, и сейчас последнее слово за главой государства – он является председателем Совета по управлению Нацфондом, куда входят премьер-министр, руководитель Администрации президента, председатель Нацбанка, руководители законодательной ветви власти, председатель Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета, министры финансов и нацэкономики.


Парламент в этом случае потенциально может повлиять на ситуацию в рамках обсуждения и утверждения бюджета.


Чем является фонд юридически?


По своему устройству он не является отдельной организацией, хотя по сути исполняет роль внебюджетного суверенного фонда. Его деятельность регулируют несколько статьей Бюджетного кодекса, Концепция управления государственными финансами Республики Казахстан до 2030 года, а также  Концепция по управлению активами Национального фонда Республики Казахстан до 2030 года, в соответствии с которой к 2030 году его ресурсы должны достигнуть 100 млрд долларов США.


На деле НФРК – совокупность в основном финансовых активов (хотя, очевидно, имеется и имущество), размещённых на банковских счетах.


Для чего и кого он нужен?


В Бюджетном кодексе и других документах обозначены две основные функции:


●     Сберегательная – обеспечивает накопление активов и их доходность при умеренном уровне риска и направлена на сбережение нефтяных доходов для будущих поколений страны.


●     Стабилизационная – предназначена для поддержания достаточного уровня ликвидности активов Национального фонда и направлена на решение краткосрочных задач по обеспечению текущих потребностей республиканского бюджета.


Поскольку множество реализуемых программ развития (например, «Нурлы жол») в наших реалиях невозможны без трансфертов, Нацфонд, по мнению экономиста Рахима Ошакбаева, играет системообразующую роль.


А по мнению BesMedia, объявленная президентом Токаевым программа «Нацфонд – детям», запущенная в 2024 году, стала первым направлением, в котором действительно отражена первоначальная цель – сбережение средств для будущих поколений.


От себя добавим, что концептуально аккумуляция средств для будущих поколений заложена в сберегательной функции фонда. Например, сотрудники Центра прикладных экономических исследований писали в Forbes.kz, что в рамках Нацфонда необходимо создать источник доходов, способный постепенно заменить выбывающую нефтяную отрасль. Тогда будущие поколения так же, как и мы сегодня, смогут воспользоваться преимуществами наличия природных ресурсов. 

 

Топ-10 сомнительных трат из Нацфонда по версии @Shishkin_like

 

Дисклеймер: в список попали далеко не все траты из НФРК, которые показались нам сомнительными. Кроме того, в список не попали траты, сомнительные лишь на первый взгляд. Например, в 2021 году на организацию деятельности уголовно-исполнительной системы было выделено 6,5 млрд тенге, причем, в рамках целевого трансферта. Предположительно, средства действительно пошли на инфраструктуру, речь может идти о проекте «Биометрическая идентификация личности», строительстве авиационной базы в Астане и прочих объектов (хотя в справке по бюджету МВД источник не указывается, и мы могли судить только по сходному бюджету).


В целом, при составлении списка мы отталкивались от понятной всем и задекларированной задачи сохранения финансовых ресурсов для будущих поколений и, соответственно, принципа человекоцентричности (к слову, недостаточное соблюдение которого при использовании средств Нацфонда отмечали гос. аудиторы). Для примера, целевой трансферт на развитие науки – 9,7 млрд тенге – вполне согласуется с этим принципом и заявленным функционалом фонда.


В список также попали проекты, в которых Высшая аудиторская палата обнаружила серьёзные нарушения и сообщила об этом в своём отчёте


  1. Совместное с Татарстаном производство шин. 40 млрд тенге из НФРК в 2021 году пошло на финансирование саранского ТОО «KamaTyresKZ» – совместного предприятия ПАО «Татнефть», АО «Социально-предпринимательская корпорация Сары-Арка» и ТОО «Allur Tyres» (актив Андрея Лаврентьева, который, напомним, выкупил «АрселорМиттал Темиртау»).


Из них 20 млрд тенге было передано для АО «НУХ «Байтерек» с последующим кредитованием Фонда развития промышленности (ФРП) для лизингового финансирования проекта. Столько же – для увеличения уставного капитала с целью реализации проекта – получило АО «СПК «Сарыарка». Татарским партнёрам, по крайней мере, до 2022 года принадлежал 51% нового завода. Надеемся, что сейчас ситуация изменилась, ведь госаудит обнаружил несоразмерность долей в уставном капитале: у ООО «Татшина» при размере вклада 5,9 млрд тенге (по факту это 15,8%) доля в уставном капитале оказалась контрольной (51%); у «AllurTyres» при вкладе 980 тыс. тенге она составила 39%; а у «СПК «Сарыарка», которая вложила 31,2 млрд тенге, участие оказалось равным 10% (из них 20 млрд тенге – средства Нацфонда, 11,2 млрд тенге – средства республиканского бюджета).


Отметим, что в соответствии с Бюджетным кодексом НФРК не может использоваться для кредитования физических и юридических лиц и в качестве обеспечения исполнения обязательств.


  1. Совместное производство автокомпонентов. Аналогичная ситуация произошла с совместным предприятием KamLitKZ (а именно заводом по производству редукторов главных передач ведущих мостов грузовых автомобилей в Костанайской области) в тот же период. При вкладе АО «СПК «Тобол» 17,2 млрд тенге (фактически это 61,2%) доля в уставном капитале составила 5% (из них 8 млрд тенге – средства из Нацфонда в рамках целевого трансферта). У ПАО «КАМАЗ» (крупнейший держатель его акций – российская государственная корпорация «Ростех») при вкладе 10,9 млрд тенге (38,8%) доля составила 39%. Костанайское ТОО «КазБелАгроЛизинг» (аффилировано с АО «Агромашхолдинг KZ», одним из учредителей которого является Александр Лаврентьев – старший брат Андрея Лаврентьева) вложило 12,5 тыс. тенге, а получило 25% в уставном капитале. Вклад австрийского «PowerLine Handels GmbH» – 15,5 тыс. тенге, доля – 31%.

 

По информации trap.org.ua PowerLine Handels GmbH до 2022 года поставляло продукцию «КАМАЗу» напрямую, после маршрут поставок изменился. Кроме того, ресурс утверждает, что в этой компании некоторое время работала дочь генерального директора ПАО «КАМАЗ» Сергея Когогина – Татьяна.

 

Также аудиторы на момент составления отчёта усматривали риск недостижения рентабельности государственных инвестиций и констатировали другие нарушения, связанные со строительством завода. Также проект был прокредитован (20 млрд тенге) через «Байтерек» и ФРП.

 

3. Строительство улиц в Астане. Аудиторы нашли разнообразные нарушения при строительстве участков 7 улиц в Астане (с общими сроками реализации с 2017 по 2023 год). Их строительство осуществлялось благодаря финансовому участию Нацфонда (в разной степени). Самым примечательным нам показалось завышение стоимости дорожных знаков на 172,7 млн тенге при строительстве ул. А105 на участке от ул. А91 до трассы Астана –Караганда. Стоимость 26 знаков по проекту составила 290,7 млн тенге (по 2-2,5 млн тенге за единицу, при этом их рыночная цена – 200-500 тыс. тенге).


  1. На туризм. На формирование туристского имиджа за счёт целевого трансферта в 2021 году было выделено 500 млн тенге (освоено 96,6%), на увеличение уставного капитала  НАО «Международный университет туризма и спорта» – почти 774 млн тенге. Госуадит впоследствии обнаружил  нарушения,  среди прочего, допущенные университетом в сфере госзакупок.


  1. На кино. Производство национальных фильмов за счёт целевого трансферта  в 2021 году было профинансировано на сумму 1,1 млрд тенге (освоен 1 млрд тенге). Организация работ по поддержке и продвижению национального кино за счёт этого же источника обошлась в 1,1 млрд тенге (при запланированной трате 3,4 млрд тенге).


  1. На формирование государственной политики в сфере информации и общественного развития, реализацию государственной политики в сфере общественного согласия, проведение государственной информационной политики, обеспечение укрепления взаимоотношения институтов гражданского общества и государства и реализацию государственной молодёжной и семейной политики в 2021 году за счёт целевого трансферта было в совокупности выделено почти 1,5 млрд тенге.


7. Выплата компенсации (премии) по депозитам физ. лиц в национальной валюте путём целевого перечисления в АО «Фонд проблемных кредитов» за счёт целевого трансферта – 158,7 млрд тенге (2023 год).


  1. Выплата пенсий. В бюджете на 2023 год была заложена эта статья расходов за счёт гарантированного трансферта. Такое происходит не впервые. Мы уже писали, что в 2021 году средства в сумме 2,7 трлн тенге были выделены на солидарные (1,9 трлн тенге с исполнением на уровне 98,4%) и базовые пенсионные выплаты (819,3 млрд тенге с исполнением в 100%). Несомненно, выплата пенсий согласуется с принципом человекоцентричности, однако аудиторы проиллюстрировали этой тратой использование Нацфонда без целевого ориентира на рост экономики и снижение зависимости республиканского бюджета от ситуации на мировых сырьевых рынках.


  1. Строительство LRT в 2023 году. 52,4  млрд за счёт средств целевого трансферта было выделено бюджету Астаны на увеличение уставного капитала юридических лиц (так указано в документе) на строительство в рамках проекта «Новая транспортная система города Астаны. LRT (участок от аэропорта до нового железнодорожного вокзала)».


  1. На строительство объектов спорта в Астане в 2024 году запланировано 37,4 млрд тенге. Из них на строительство Национального университета спорта РК на базе многофункционального спортивного комплекса «Центр олимпийской подготовки», 1-я очередь (без наружных инженерных сетей) – 27,4 млрд тенге, на 2-ю очередь – 10 млрд тенге. Мы писали, что строительством занимается ТОО «Saranda Building», которое входит в структуру швейцарской инженерно-строительной  корпорации Mabetex, основанной албанцем Бехджетом Паццоли.


В конце 90-х компания фигурировала в громком коррупционном скандале, связанном с реставрацией Кремля. Как сообщал Forbes.kz, с 2002 по 2017-й она построила в Астане за счёт государственных инвестиций объектов на сумму более 1,9 млрд долларов США. При этом подавляющее большинство заказов компания получила без конкурса и в этой ситуации могла впоследствии увеличивать затраты  без конкурентного обоснования.


Непосредственно строительство Центра олимпийской подготовки тоже было в центре коррупционного скандала ещё в 2014 году, до подключения к проекту Бехджета Паццоли.


Заметим, что строительство и реконструкция спортивных объектов за счёт целевого трансферта из Нацфонда в других городах и регионах в 2024 году не предусмотрены.


Подписывайтесь на @Shishkin_like

Похожие посты

Смотреть все

Comments


bottom of page