top of page
  • Фото автораShishkin_like

Особенности государственного нефтесервиса



Нефтесервисные активы «КазМунайГаза» включают в себя 13 предприятий (одиннадцать из них – со 100% участием нацкомпании). Они занимаются бурением и ремонтом скважин, перевозкой грузов и пассажиров, эксплуатацией буровых установок, строительством и реконструкцией трубопроводов, организацией питания и пр. При этом на местном рынке эти компании занимают более чем скромные места.

 

В тридцатку крупнейших нефтесервисных предприятий Казахстана по налоговым выплатам входят только две «дочки» нацкомпании («Oil Services Company» на 9-м месте, «ОзенМунайСервис» на 20-м месте) и её «внучка» «KMG Nabors Drilling Company», занимающая 29-е место. Такие расчёты по итогам 2022 года приводит телеграм-канал Energy Monitor.

 

Несмотря на отсутствие впечатляющих по меркам рынка успехов, эти и другие нефтесервисные компании «КазМунайГаза» регулярно попадают в новостные сводки. Чаще всего поводом для этого становятся аресты подозреваемых в коррупции руководителей или массовое недовольство сотрудников условиями работы. Вчера мы рассказывали об одной нефтесервисной «дочке» «КМГ» – «Ойл Транспорт Корпорейшэн» и её бастующем подрядчике West Oil Software. А в этом материале наш редактор Маргарита Бочарова изучила и рассказывает, как в целом устроены эти проекты, в чём нуждаются и с какими проблемами всё ещё сталкиваются.


Сервисные проекты «КазМунайГаза» были призваны обеспечивать социальную стабильность на западе республики. Эта дополнительная нагрузка появилась, вероятно, в результате усилий компании по стабилизации Жанаозена после 2011 года. Тогда было принято решение о создании сразу двух новых сервисных компаний – Управления технологического транспорта и обслуживания скважин в Актау и Управления буровых работ и обслуживания скважин в Жанаозене. В них предполагалось устроить более 2 тыс. человек, указывает в своей книге «Чёрная кровь Казахстана. Эпоха Назарбаева» Олег Червинский.

 

Он также приводит предварительные оценки, по которым создание новых «дочек» тогда могло привести к росту операционных расходов и капитальных вложений АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» почти на 140 млн долларов США. В 2021 году актауское управление фактически влилось в АО «Каражанбасмунай», жанаозенское с 2022 года называется «KMG Green Energy» и не входит в число нефтесервисных активов. А уже в 2017-2018 годах нацкомпания провела «мягкую оптимизацию» убыточных нефтесервисных предприятий – уволила почти 4 тыс. сотрудников, выплатив им 50% от суммы зарплаты за пять лет (потратив 43,9 млрд тенге).


Отдельные сервисные «дочки» нацкомпании до сих пор нерентабельные. Ещё семь лет назад в «КазМунайГазе» констатировали, что основная проблема нефтесервисных предприятий – убыток. С 2012 по 2018 год головная компания вложила в эти убыточные проекты 209,7 млрд тенге. Будучи главой нацкомпании, Сауат Мынбаев подчёркивал: если ничего не предпринимать, в ближайшие пять лет [c 2018 по 2023] потребуются дополнительные вливания в размере 160 млрд тенге. Среди причин сложившейся финансовой ситуации называлась «волатильность мирового рынка нефти, а также удорожание сырья, материалов и оборудования».

 

В последние годы в «КазМунайГазе» говорят не об убыточности, а о нерентабельности отдельных направлений (или плановом убытке). По предположительным расчётам Adata.kz, в прошлом году лишь у четырёх сервисных компаний из 13 была нулевая прибыль, убыточных предприятий по итогам 2023 года мы не обнаружили. Без прибыли остались, в частности, «Oil Construction Company», «Ойл Транспорт Корпорейшэн», «Мунайтелеком» и «Кен-Курылыс-Сервис». Компании занимаются строительно-монтажными работами, оказанием транспортных и информационных услуг.

 

Управление нефтесервисом на протяжении последних восьми лет осуществляется по остаточному принципу. Управляющий директор по сервисным проектам вошёл в правление «КазМунайГаза» в 2009 году. В следующие семь лет название должности хоть и менялось, но позиция и фокус сохранялись. В 2016 году – после очередной реструктуризации центрального аппарата – должность заместителя председателя правления по нефтесервисным активам была упразднена. А в 2017 году направление передали под крыло новоназначенного исполнительного вице-президента по добыче, разведке и нефтесервисам.

 

Такая ситуация сохраняется по сей день – заместитель председателя правления Нурсейит Союнов, кроме нефтесервиса, курирует добычу нефти и газа, а также геологию и разведку. Как следует из его биографии, опыт работы в нефтесервисной «дочке» нацкомпании «Озенмунайсервис» у него исчисляется четырьмя-тремя годами. Однако по сравнению с тремя его предшественниками это уже хороший показатель – в послужном списке Даулетжана Хасанова, Курмангазы Исказиева и Жакыпа Марабаева мы вовсе не обнаружили работы на руководящих должностях на каких-либо нефтесервисных предприятиях.

 

Большинство нефтесервисных «дочек» заточено под работу с одним заказчиком. Стабильность четырёх компаний зависит от заказов АО «Мангистаумунайгаз», разрабатывающего месторождения Каламкас и Жетыбай. Предприятие по сумме контрактов лидирует среди заказчиков «Oil Services Company» (100%), «Oil Construction Company» (85,5%), «Мунайтелеком» (76,2%) и «Ойл Транспорт Корпорейшэн» (55,2%). От АО «Озенмунайгаз», работающего на месторождениях Узень и Карамандыбас, свои объёмы получают «ОзенМунайСервис» (100%), Управление добычи и транспортировки воды (96,7%) и «KMG EP Catering» (57,9%).

 

Национальный морской перевозчик «Казмортрансфлот» – крупнейший по сумме контрактов заказчик «KMG Systems & Services» (100%) и «ТенизСервис» (80,2%). «Кен-Курылыс-Сервис» работает преимущественно с «Ak Su KMG» над проектом по строительству опреснительного завода в Жанаозене (82,6% от суммы всех заключенных контрактов). Наконец, главным заказчиком для «Мангистауэнергомунай» выступает Казахский газоперерабатывающий завод (70,9% от стоимости всех контрактов). Во всех случаях – кроме «Казмортрансфлота» – суммы заключенных договоров исчисляются десятками или сотнями миллиардов тенге.

 

Почти половина сервисных «дочек» нацкомпании больше всего средств тратит на аутсорсинг персонала. Как нам сообщили в «КазМунайГазе», в прошлом году нефтесервисные предприятия заключили договоры с более чем 500 поставщиками. Заметим, из 13 компаний заказчиками по факту являются только 11. Три из них отличаются тем, что в структуре их поставщиков по сумме контрактов сегодня невозможно выделить безусловного лидера. В остальном у «дочек» «КазМунайГаза» всё-таки есть наиболее предпочтительные партнеры – по нашим подсчётам, речь идёт чуть более чем о десятке компаний.

 

Основные линии сотрудничества – подбор и предоставление персонала, аренда спецтехники или других транспортных средств с экипажем. Из четырёх поставщиков, которые в прошлом году получили наиболее крупные объёмы в рамках договорённостей с нефтесервисными предприятиями, три компании работают в обозначенных сферах. В общей сложности за год «Актаукрантехсервис», «МунайСпецСнаб Компани» и «СтройМастер» заключили контрактов на 7,5 млрд тенге. У этих компаний в общей сложности 13 заказчиков, восемь из которых – сервисные «дочки» «КазМунайГаза».

 

Сервисные компании «КазМунайГаза» – регулярные участники судебных разбирательств. На их счету в общей сложности почти 600 процессов (большинство – гражданские), включая один уголовный. В прошлом году водитель «Ойл Транспорт Корпорейшэн» был признан виновным в мелком хищении – мужчина залил в свою чёрную «Волгу» принадлежащие компании 50 литров бензина АИ-92. С начала этого года с участием пяти нефтесервисных «дочек» состоялось уже 12 заседаний, и в двух случаях истцами выступали государственные органы, ответчиками – «Озенмунайсервис» и «ТенизСервис».

 

В первом случае компания не исполнила в срок предписание о нарушении требований промышленной безопасности и вынуждена была заплатить штраф в размере 1,8 млн тенге, во втором  – суд изъял у предприятия три прибрежных земельных участка площадью почти 700 га за неиспользование по целевому назначению. У налоговых органов тоже есть интерес к деятельности сервисных предприятий: четыре из них входят в перечень крупных налогоплательщиков, подлежащих мониторингу, в общем же сразу шесть компаний имеют среднюю степень риска как налогоплательщики. Три предприятия – должники по исполнительным производствам.

 

Деятельность нефтесервисных предприятий нацкомпании – непрозрачная. У трёх из 13 компаний сайт отключен или недоступен. Из оставшихся десяти финансовую отчётность мы обнаружили лишь в одном случае – на портале «KMG Drilling & Services». Несмотря на то, что «блог руководителя» есть почти везде, узнать о профессиональных компетенциях и опыте работы управленца зачастую невозможно. Биография первого руководителя опубликована лишь на сайтах «ТенизСервис» и «Ойл Транспорт Корпорейшэн». Во всех других случаях компании не сообщают биографические подробности или обходятся вовсе без указания имён начальников.

 

В ноябре прошлого года по подозрению в неоднократном получении взяток от представителей бизнеса был арестован заместитель генерального директора ТОО «Oil Construction Company». Речь шла о перечислении денег в рамках инвестпроекта по строительству опреснительного завода в Кендерли. В 2022 году бывший глава «Мунайтелеком» и по совместительству депутат областного маслихата был осуждён за мошенничество. В 2020 году штраф в 56 млн тенге суд назначил экс-руководителю «KMG EP Catering» за получение взятки от бизнесмена, желающего заполучить контракт на поставку продуктов питания.

 

Подписаться на @Shishkin_like

Похожие посты

Смотреть все

Бизнесмен Турсенгали Алагузов стал владельцем Шымкентского пивоваренного завода

Согласно бизнес-реестрам, актив перешёл в собственность Алагузова неделю назад, 13 мая. Ранее, с 2021 по 2024 годы, заводом владел Тимур Жанабаев, который является бизнес-партнером Галимжана Есенова и

Кто из казахстанских «форбсов» ещё не «скинулся» на борьбу с последствиями паводков

В середине апреля президент РК Касым-Жомарт Токаев заявил: для того, чтобы преодолеть последствия паводков, за каждым пострадавшим регионом будут закреплены крупнейшие предприниматели страны из списка

コメント


bottom of page