top of page
  • Фото автораAyel

Пока одна алматинка, подвергшаяся сексуализированному насилию, сумела добиться передачи своего дела в суд, другая вынуждена просить помощи у общественности…


Сегодня стало известно, что дело об изнасиловании алматинки по имени Улжан, которая в начале ноября опубликовала видео где заявила, что опасается, что «расследование идёт против нее и ей во вред», передали в суд.


На странице net_nasiliu.almaty в инстаграме девушка поделилась последними новостями:


«Вчера вечером я получила официальное сообщение, что прокуратура Алмалинского района направила мое дело в суд! Дальше нас с моими адвокатами: Алия Омарова и Жанна Уразбахова, ждет еще один бой. И я верю, что мы обязательно выиграем в суде!».


Напомним, в Алматы охранник бара вызвался проводить Улжан вечером до дома, чтобы «оградить от назойливого внимания», а когда они зашли в подъезд, изнасиловал, угрожая ножом.


Девушка сразу обратилась в полицию, но сотрудники, по ее словам, стали запугивать и убеждали отказаться от заявления, постоянно повторяя, что «нам как-то без разницы», «нам ни холодно, ни жарко».


Тем временем вчера на странице общественного фонда Svet появилось обращение от еще одной девушки, подвергшийся сексуализированному насилию  – 22-летняя Элина, как и Улжан, решилась показать своё лицо, потому что также боится, что виновный в насилии не понесет никакого наказания.


Элина раскрыла некоторые детали того, что с ней произошло. Нападение совершил знакомый, воспользовавшийся тем, что девушка, под влиянием алкогольного напитка, не могла оказать достаточного сопротивления. Девушка подала заявление, было начато расследование.


Однако, по словам девушки, когда спустя 288 полиция направляет дело в прокуратуру, прокурор решает, что необходимо «доследование» и нужно опросить таксистов, которые возили девушку в ту ночь.


«Таксистов, которые возят кучу людей каждый день, они хотят опросить спустя 288 дней. Несмотря на наличие прямых доказательств, то есть результатов двух судебно-медицинских экспертиз, которые показали наличие ушибов на внутренней части бедра и теле, свидетельствующих о борьбе и несогласии, наличие сперматозоидов подозреваемого на белье, наличие двух надрывов влагалища, одно из которых с кровоизлиянием. И следы крови на белье. После всего этого у меня возникает ряд вопросов…


…После насилия прошло уже 310 дней. Имея все доказательства я требую отправить дело в суд, требую справедливости».


Под видеообращением Элины больше 800 комментариев. Почти все интернет-пользователи выражают полную поддержку, искреннее сочувствие. И всё же встречаются осуждающие комментарии, в которых вина за насилие перекладывается с того, кто его совершил, на того, кто от насилия пострадал:


«Не нужно ходить в бары и искать приключения»;


«Девушкам стоит задуматься где и как отдыхать»;


«Выпила водку, береги пилотку»;


«Почему все жертвы ходят в бары?».


Как отмечала кризисный психолог Салтанат Маусеитова в интервью Ayel о причинах виктимблейминга (англ. Victim blaming, когда за совершение преступления обвиняют саму жертву, частично или полностью), общество таким образом создаёт терпимость к насилию.

 

«Одна из первых и ведущих потребностей человека – потребность в безопасности. Поэтому в первую очередь, конечно, хотелось бы защиты от государства. Защита половой неприкосновенности, защита от насилия всё-таки являются нашими абсолютными правами.


Абсолютными – это значит, меня никто никогда не имеет права бить, прикасаться без моего согласия, где бы я не находилась – в закрытом учреждении, в баре, в СИЗо, психбольнице, где угодно», – отмечала психолог. 


Также, напомним, что в Казахстане за месяц в среднем регистрируется 120 изнасилований. Данные доклада Бюро по правам человека за 2022 год, говорят о том, что права казахстанских женщин, подвергшихся сексуализированному насилию нарушаются. Так, менее 1 процента жалоб на изнасилования доходили до суда.


✅ Подписывайтесь на https://t.me/ayel_kz

コメント


bottom of page