top of page
  • Фото автораAyel

Почему женщинам в Казахстане отказывают в негативных эмоциях?



 

Осуждённый на 24 года за убийство Салтанат Нукеновой Куандык Бишимбаев во время суда не раз напирал на то, что его гражданская жена позволяла себе материться и пить алкоголь (эти утверждения не нашли подтверждения во время следствия. – Ред.). В апреле к пяти годам лишения свободы приговорили алматинского фэшн-фотографа Азамата Кенжегулова, который угостил свою знакомую коктейлем в клубе, а потом изнасиловал её. Элина, жертва Кенжегулова, подверглась критике в соцсетях за то, что в принципе пришла в клуб и позволила угостить себя алкоголем.

 

В обоих случаях некоторая часть общества встала на сторону насильников, потому что жертвы не соответствовали их стереотипным представлениям о том, какой должна быть женщина. Она не может выражать негативные эмоции через ругательства, она не может пить или курить – ведь это чисто мужские «привилегии».

 

Почему же женщинам в Казахстане не позволяют проявлять злость?

Социологиня Камила Ковязина говорит, что в науке такой процесс называют doing gender. Конструирование гендера происходит в процессе социализации детей. И заложенные на этом этапе убеждения очень сложно изменить.

 

«Детям показывают, как «должны» вести себя мужчины и женщины, прививают ассоциации, и даже навязывают эпитеты. Так, про женщин говорят, что они милые, добрые, любящие, а мужчины – мужественные, сильные, суровые. Соответственно, эмоции, которые позволено испытывать мужчинам и женщинам, разнятся. Женщины не должны быть агрессивными, ведь идеальная эталонная женщина всегда спокойна и вообще выглядит, как всепрощающая мать. В то же время мужчины не могут быть сентиментальными. Им нельзя плакать, они обязаны сохранять силу духа», – говорит Камила.

 

По словам специалистки, прямо сейчас постсоветские страны переизобретают традиционные гендерные роли, в которых женщина воспринимается хранительницей очага.

 

«Есть исследования, что во многих странах постсоветского пространства происходит «ретрадиционализация». Например, в Армении, Грузии, Азербайджане. Некоторые исследователи связывают это с тем, что распад СССР и слом всех основ привёл к уязвлению маскулинности. Возвращая женщин на кухню, мужчины пытаются восстановить своё эго. При этом женщины чаще, чем мужчины, получают высшее образование, они так же часто являются основными добытчиками в семье. Всё больше женщин понимают, что домашний труд не является только их делом. Восприятие гендерных ролей меняется, в первую очередь, среди самих женщин», – говорит социологиня.

 

Общество ожидает от женщин скромности, спокойного поведения и не поощряет конкуренцию с мужчинами. И это влияет на карьеру многих женщин. Согласно данным Бюро национальной статистики РК, по состоянию на 2022 год доля женщин в парламенте и местных органах власти составляла 18,4% и 23,0%, соответственно.

 

«Если женщина напориста в работе, это далеко не всегда значит, что она получит желаемое повышение или прибавку к зарплате. В частном секторе может быть, но на госслужбе и в парламенте у нас такое не любят. Про женщин-депутаток часто говорят в контексте, мол, она и жена, и мать пятерых детей, и депутат. Такая молодец. Депутатки поддерживают этот образ, мило и степенно разговаривают. При этом мужчины часто могут претендовать на вакансии, даже если их квалификация не соответствует требованиям работодателя. Женщины так делают очень редко», – говорит Камила Ковязина.

 

Исследования подтверждают, что проявление эмоций от женщин на рабочем месте не очень приветствуется. Согласно данным исследования Harvard Kennedy School, женщинам, выражавшим гнев в профессиональном контексте, начисляют более низкую  заработную плату. Мнение работодателей о компетентности сотрудниц меняется в худшую сторону, если женщина позволила себе выразить недовольство. В то же время подобное поведение со стороны мужчин, наоборот, укрепляет их позиции.

 

По данным исследователей, если женщина проявляет гнев, то работодатель чаще всего скажет, что женщина сама по себе слишком эмоциональна, даже если её гнев был спровоцирован несправедливостью или манипуляциями со стороны других людей.

 

Камила Ковязина считает, что зачастую, даже если люди понимают несправедливость ситуации, они всё равно могут осуждать женщину за её поведение.

 

«Если человек осуждает преступление Бишимбаева, это ещё не значит, что он готов признать право женщины сидеть с бокалом вина или употреблять матерные слова. Я считаю, что, к сожалению, громкий суд пока не изменил восприятие женской агрессии в казахстанском обществе. Но изменение женских ролей в семейной и трудовой сферах будет постепенно давать женщинам больше ресурсов и силы. И тогда они смогут проявлять себя, как хотят», – говорит социологиня.  


Автор: Дилара Аронова

 

✅ Подписывайтесь на  https://t.me/ayel_kz

Comments


bottom of page