top of page
  • Фото автораЧерный лебедь, рак и щука

Средние державы должны войти в Совбез ООН?




В статье, опубликованной вчера в Euronews, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев отмечает, что «право вето, которым обладают постоянные члены Совета Безопасности ООН, часто приводит к тупику, препятствуя решительным действиям против глобальных кризисов и приводя к повторению сценариев, в которых односторонний подход предпочтительнее коллективных действий. Это еще больше подрывает дух многосторонности и подрывает доверие к международным институтам».

 

В постоянные члены  Совбеза ООН входит всего пять стран – Китай, Россия, США, Великобритания и Франция. Такая структура фактически действует с 1941 года – Франклин Рузвельт полагал, что каждый из «полицейских» будет поддерживать порядок в своём регионе:

Великобритания в пределах своей на тот момент империи и в Западной Европе

СССР в Восточной Европе и Центральной Азии – с 1991 место СССР занимает Россия

Китай в Восточной Азии и на западе Тихого Океана

США в Западном полушарии

Позже к Совбезу присоединилась Франция

 

О том, что Совбез ООН пора реформировать, говорится уже несколько десятилетий. Но все предложения блокируют Китай, Россия, США, Великобритания и Франция, то есть те самые постоянные члены.

 

«На этом фоне средние державы, такие как Казахстан, становятся ключевыми игроками с растущим потенциалом для обеспечения большей стабильности, мира и развития в своих регионах и за их пределами. Не обремененные сложностями политики сверхдержав, наша гибкость позволяет нам ориентироваться в сложных дипломатических ситуациях и прокладывать пути к компромиссу и примирению», - пишет Токаев.

 

Напомним, о средних державах Токаев говорил в ходе визита в Сингапур: «Следует обновить многосторонние институты, чтобы восстановить их авторитет и вдохнуть новую жизнь в мультилатерализм, начиная с давно назревшей реформы ООН. Мы не добьемся успеха в решении этих задач без всеобъемлющей реформы Совета Безопасности. Это безотлагательная потребность нашего времени, отвечающая интересам подавляющего большинства человечества. Я твердо убежден, что голоса средних держав и всех развивающихся стран в Совете должны быть усилены и четко услышаны».

 

Казахстан вошел в список 12 средних держав германского фонда Stiftung Wissenschaft und Politik. В публикации «Средние державы – влиятельные игроки в международной политике» дается определение этого термина. Далее о самом исследовании.

 

Двенадцать средних держав, которые обсуждаются в этом исследовании и также называются «колеблющимися государствами», имеют много различий. Однако всем им отведена важная региональная или международная роль и сила действий, которая отличает их от других государств. Они приносят с собой определенное сочетание характеристик, таких как география, демография, экономические показатели, сырьевые богатства, военная мощь или политическая харизма.

 

Сотрудничество и обмен с этими средними державами имеют большое значение для Германии и ЕС, будь то совместное противодействие кризисам, формирование политики или минимизация геоэкономических рисков за счет диверсификации внешнеполитических отношений.

 

Двенадцать государств имеют три общие черты: первостепенная важность экономического развития, при этом вопросы социального и экономического равенства и глобальной справедливости являются центральными; сильный акцент на стабильность и безопасность, в результате чего международное право и его либеральная интерпретация теряют свою обязательную силу в пределах их интересов; стремление к стратегической автономии для обеспечения экономического развития и стабильности режима посредством гибкого сотрудничества и разнообразия вариантов в интересах национальных интересов.

 

С точки зрения ключевых направлений политики – реформы ООН, глобальной сырьевой, энергетической, климатической, здравоохранения и миграционной политики – Германия демонстрирует дифференцированные отношения со средними державами. И последнее, но не менее важное: выраженный транс-акционализм и тенденция к «многогруппировке» средних держав вынуждают Германию более тесно заниматься материальными интересами и регулятивными идеями средних держав. Это должно быть отражено в концепции и реализации форматов диалога, двусторонних и международных переговорах, особенно по вопросам регулирования и распределения нового бремени.

 

КТО ВХОДИТ В СПИСОК

Турция: растущая средняя сила между внешнеполитическими интересами и внутриполитическим порядком

Израиль: примат интересов политики безопасности

Египет: средняя держава в долговом кризисе

«Глобальная Саудовская Аравия». Средняя держава с большими амбициями

Делать одно, не отказываясь от другого: автономия и право формировать внешнюю политику Казахстана

Индия: амбиции великой державы и ресурсы средней державы

Национальное развитие и стратегическая автономия: средняя держава Индонезии в Индо-Тихоокеанском регионе

Эфиопия: хрупкая держава на Африканском Роге

Кения: Извлечение выгоды из глобальной политической погодной ситуации

Южная Африка: трудный, но важный партнер для Германии и ЕС

«Золотая середина» внешнеполитической стратегии Мексики

Стремление Бразилии к развитию и автономии

 

Черный лебедь, рак и щука публикуют главу о Казахстане. Многое из нее нашим читателям хорошо знакомо, но интерес представляет точка зрения немецких исследователей.

 

Делать одно, не отказываясь от другого: автономия и право формировать внешнюю политику Казахстана

 

Казахстан занимает особое положение в Центральной Азии. Во-первых, это касается географического охвата и местоположения: Казахстан является крупнейшей по площади страной, не имеющей выхода к морю. На западе и севере она граничит с Россией на протяжении более 7500 км, а длина границы с Китаем составляет около 1800 км. Для обеих региональных держав страна имеет стратегическое значение как поставщик сырья, рынок сбыта и транспортный коридор, как политический союзник и как территория, откуда возникают потенциальные угрозы безопасности и которую поэтому необходимо сдерживать в политическом и военном отношении.

 

Во-вторых, Казахстан обладает богатыми ресурсами, которые на раннем этапе привлекли интерес США и Европы: ископаемое топливо, металлы, полезные ископаемые и редкоземельные элементы. Потенциал производства экологически чистых источников энергии, к которому ЕС проявляет растущий интерес, все еще в значительной степени не использован.

 

В-третьих, либеральные принципы прочнее укоренились в Казахстане, чем в соседних Узбекистане, Кыргызстане, Туркменистане и Таджикистане. Хотя Казахстан также является авторитарной президентской республикой со слабым разделением властей и типичной для ЦА резкой границей между политклассом и гражданским обществом, последнее обладает сравнительно большей свободой, особенно в плане дискурса.

 

В-четвертых, Казахстан выделяется среди государств ЦА по своему внешнеполитическому профилю. Это делает его ключевым игроком в регионе.

 

Политическая география и внешняя политика

 

Внешнеполитический имидж Казахстана во многом определяется его внутренним положением между двумя региональными державами – Россией и Китаем. Советская эпоха привела к глубокой зависимости от России. Они проявляются в энергетической и экспортной инфраструктуре, а также в тесных личных связях между политической элитой обоих государств и сохраняющейся значимости русского языка в качестве официального языка наряду с казахским. Эти двусторонние связи с Россией были укреплены за счет интеграции Казахстана в региональные организации, в которых доминирует Россия.

 

Не в последнюю очередь для того, чтобы создать противовес сопутствующей зависимости, Казахстан постепенно расширяет свои экономические отношения с Западом и Китаем, особенно в сырьевом секторе. В ходе экономической экспансии Китая с начала нового тысячелетия и с основанием мегапроекта «Инициатива Шелкового пути» в 2013, тогда еще под названием «Один пояс, один путь», в Астане, Китай постоянно становится все более важным для Казахстана как инвестор, кредитор и торговый партнер. В той степени, в которой Россия выглядит ослабленной войной на Украине, Китай сигнализирует о том, что он готов взять на себя больше ответственности в регионе с точки зрения политики безопасности.

 

Казахстан также связан с Россией и Китаем через членство в ШОС. Хотя повестка дня ШОС расширилась с момента ее основания в 2001 году, по сути, она осталась организацией по обеспечению безопасности.

 

Важной функцией альянса всегда было и остается балансирование и реализация центральноазиатских интересов двух его ведущих игроков – России и Китая. Государства-члены Центральной Азии – помимо Казахстана это Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан – рассматривались как младшие партнеры. Однако они использовали эту роль, чтобы сделать свои двусторонние отношения с двумя крупными игроками максимально выгодными для себя. Этому способствовало последовательное расширение ШОС с 2005 года. Но попытки центральноазиатских членов более тесно координировать свою политику друг с другом всегда препятствовались Россией и, по крайней мере, не поддерживались Китаем.

 

Восприятие спорного пространства определяет направление внешней политики Казахстана.

 

Геополитическое положение Казахстана как богатого ресурсами государства, не имеющего выхода к морю, и как объекта проецирования силы двух соседних региональных держав формирует основу для формирования его отношений с западными и другими государствами. На фоне доминирования России и Китая расчет внешней политики Казахстана состоит в том, чтобы сдержать влияние двух региональных держав посредством максимально широкого спектра международных отношений и тем самым получить максимальное пространство для действий. В то же время отношения с региональными державами-гегемонами используются для отражения влияния Запада, когда оно нежелательно. Обычно это так, когда оно затрагивает формы правления, то есть продвижение демократии и политику в области прав человека.

 

Этот внешнеполитический подход, который в государствах-преемниках Советского Союза был обобщен в технологическом термине «мультивекторность», подразумевает две вещи: с одной стороны, фундаментально прагматическое отношение к альянсам и союзникам и, таким образом, противоположное «основанному на ценностях» внешнеполитическому подходу политика, а с другой стороны, выраженная готовность проводить политику на региональной основе и международном уровне и тем самым развивать независимый профиль.

 

Интересы, стратегии, инструменты

 

С самого начала экономическая политика была той областью политики, в которой наиболее четко проявилась цель внешней политики Казахстана по диверсификации. С точки зрения диверсификации партнеров Казахстан также добился значительных успехов. В отличие от своих соседей по Центральной Азии, в 1990-е годы она открыла свой рынок для западных инвесторов, главным образом для разработки своих богатых запасов нефти. ЕС в настоящее время является крупнейшим иностранным инвестором в Казахстане и, с долей внешней торговли, равным 40%, самым важным торговым партнером страны, опережая Китай и Россию. Кроме того, Южная Корея и Турция являются другими важными экономическими партнерами Казахстана.

 

Однако экономическая диверсификация не продвинулась так далеко, как хотелось бы. Сырье по-прежнему составляет большую часть экспортных доходов. В первую очередь это связано со структурами стимулирования, типичными для экономик-рантье, которые укоренились в олигархической элите Казахстана за почти три десятилетия правления президента Назарбаева (1991-2019 годы): ориентация на быструю прибыль за счет экспорта сырья. Развитию цепочек добавленной стоимости и систематическому поощрению малого и среднего предпринимательства не уделялось должного внимания.

 

Нападение России на Украину, последующие санкции, введенные против России, и возобновление интереса ЕС к Казахстану дали новый импульс его усилиям по диверсификации. Они хотят снизить зависимость от экспорта сырой нефти и транспортных маршрутов через Россию и все активнее продвигают инвестиции в развитие возобновляемых источников энергии и перерабатывающей промышленности, особенно в горнодобывающей. Казахстан пытается опираться на стратегию ЕС «Глобальные ворота», которая разработана как альтернатива китайской «Инициативе Шелкового пути» и в рамках которой к 2027 году планируется инвестировать около €300 млрд в соединение неевропейских рынков. Казахстан позиционирует себя как мост между Востоком и Западом и – вместе с портом Актау – как шарнир Транскаспийского коридора.

 

Самым большим вызовом для творческой воли Казахстана является региональная среда.

Вторая область, в которой становятся очевидными внешнеполитические цели Казахстана, — это международная политика и региональная среда. Казахстан уже много лет является важным направлением для трудовых мигрантов из соседних республик. Двусторонние отношения в основном бесконфликтны. Но инициативы по систематической координации между государствами Центральной Азии или даже по созданию регионального альянса, которые в прошлом исходили в основном из Казахстана, так и не принесли большого прогресса. Причиной стала блокадная мощь России и изоляционистская политика Узбекистана. Смена руководства в Узбекистане в 2016 открыла новые возможности для регионального сотрудничества. Однако сомнительно, выйдет ли это за рамки интенсификации региональных торговых отношений за счет расширения и объединения инфраструктуры и мер по обеспечению стабильности режима.

 

Можно выделить два основных препятствия на пути регионального сотрудничества: иногда существенно различающиеся интересы участников в жизненно важных областях, таких как управление водными ресурсами, и напряженные двусторонние отношения между Кыргызстаном и Таджикистаном, которые в настоящее время все больше вооружаются военными средствами для будущих конфликтов. Кроме того, хотя Россия и потеряла уважение в некоторых частях гражданского общества Центральной Азии, она по-прежнему имеет огромное влияние на политические решения. Региональный уровень, вероятно, продолжит оставаться самым трудным испытанием готовности Казахстана формировать внешнюю политику.

 

Казахстан, с другой стороны, смог реализовать свои амбиции в международной политике на раннем этапе, например, взяв на себя председательство в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в 2010 году, укрепил свою репутацию государства-моста между Азией и Европой, а также как надежного партнера по сотрудничеству на международном уровне. Этой репутации также способствовала политика нераспространения ядерного оружия Казахстана и его усилия по посредничеству в сирийском конфликте («Астанинский процесс»), которые оказались безуспешными. На периоды 2013-2015 и 2022-2024 Казахстан был избран в Совет ООН по правам человека, В 2017–2018 он был членом Совета Безопасности ООН и некоторое время возглавлял ее. Страна также входит в важные региональные организации и форумы: помимо ШОС, Организации тюркских государств и Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), которое он основала в 1992 году. Целью этой диалоговой платформы, в которую сейчас входят 28 государств-членов, является поддержание мира и безопасности в Азии посредством мер укрепления доверия. Казахстан подал заявку на вступление в объединение стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) в 2023 году, хотя поначалу безуспешно. Решающим фактором его заинтересованности в членстве в группе БРИКС является перспективное экономическое развитие входящих в нее стран. Это связано с ожиданием получения большей выгоды от прямых иностранных инвестиций и интенсификации торговли со странами Африки и Латинской Америки.

 

Широкий спектр организаций и альянсов, с которыми идентифицирует себя Казахстан, ясно показывает, как страна позиционирует себя в международной политике как суверенное государство, которое самоуверенно преследует свои интересы, выходящие за рамки идеологических определений, и готово взять на себя ответственность везде, где требуется искусство дипломатии. Тот факт, что политическое руководство Казахстана справляется с этим, недавно стал очевидным в его реакции на нападение России на Украину. На международном уровне при голосовании по резолюциям ООН о российской агрессии Казахстан избегал позиционировать себя против своего влиятельного соседа, либо воздерживаясь, либо голосовая против резолюции. Однако в других контекстах президент Токаев был недвусмысленен в своей критике действий своего российского коллеги. На Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге в июне 2022 он публично заявил президенту Путину, что международно-правовому принципу территориальной целостности государств придается больший вес, чем праву народов на самоопределение, на которое с уверенностью опирается российское руководство относительно украинских. В то же время Токаев дал понять, что Казахстан не признает территории Украины, аннексированные Россией.

 

Подобные сигналы на расстоянии не были услышаны от соседей по Центральной Азии - даже от Узбекистана, от которого этого, скорее всего, можно было бы ожидать, поскольку страна претендует на роль регионального лидера.

 

Выводы

 

За тридцать лет государственной независимости в Казахстане сложился такой стиль внешнеполитических действий, который подрывает гегемонистские притязания крупнейших держав России, Китая и США посредством избирательного сотрудничества с этими геополитическими антагонистами. Эта политика «и/и» гарантирует Казахстану максимальную независимость и создает пространство для формулирования и реализации государственных интересов, о которых относительно закрытая элита договаривается между собой.

 

Формирование внутри- и внешнеполитической идентичности происходит в условиях неприятия реформ в регионе и под давлением антагонистических внешних сил, которые используют принудительные средства, экономические стимулы и педагогико-убеждающие стратегии для воздействия на процессы формирования идентичности в Казахстане и устанавливают ограничения на формирование внешней политики. На фоне линии фронта между Россией и Западом, с одной стороны, и соперничества между США и Китаем, с другой, немецкие и европейские политические предложения все чаще рассматриваются в контексте геополитической напряженности.

 

Консервативные круги в политике и обществе интерпретируют эти предложения как попытку вбить клин между Центральной Азией и ее «традиционными» союзниками Россией и Китаем.

Такие прочтения и чувства, благодаря которым они процветают, должны приниматься во внимание при совместной работе и делать из них правильные выводы. Это означает признание тесных связей Казахстана с двумя региональными державами, Россией и Китаем, а также признание претензий на автономию, которую Казахстан разделяет со многими другими государствами в растущем и динамично развивающемся пространстве между глобальными центрами силы. Как и эти государства, Казахстан придает большое значение формированию своих внешних отношений, выходя за рамки формирования политических лагерей, и хочет партнерства «на равных условиях». Это требует отношения со стороны европейцев, которое сочетает в себе прагматизм и принципиальность, обращая внимание на осуществимость, формулируя четкие ожидания и настаивая на совместной ответственности за общие проекты.

 

В отдельной главе «Средние державы в энергетическом секторе» отмечается, что Казахстан зарекомендовал себя как значимый в энергетическом секторе. Эта центральноазиатская страна не только обладает значительными запасами нефти, но и в результате войны на Украине становится все более важным поставщиком нефти как для ЕС и Германии, так и для Китая (в качестве дополнения к России). Он также обладает значительным потенциалом для возобновляемых источников энергии и сырья, которые важны для преобразования энергии. Она может, по крайней мере частично, компенсировать свою инфраструктурную зависимость от России на западе за счет своей трубопроводной сети, идущей на восток. В результате Казахстан, также придерживающийся многовекторного подхода во внешней политике, позиционирует себя как связующее звено между Западом, Россией и Китаем. Кроме того, он последовательно представляет свои интересы как член Евразийского экономического союза, Шанхайского сотрудничества. Организация (ШОС), а также ОПЕК+. В то же время, однако, Казахстан поддерживает более глубокое энергетическое сотрудничество с ЕС и изучает возможность водородного партнерства с Германией.

 

Подписывайтесь на qara_aqqu 

Comments


bottom of page