top of page
  • Фото автораShishkin_like

Турлов надеется решить вопрос с заблокированными в России активами казахстанских инвесторов в течение года

В декабре прошлого года по просьбе читателей мы обратили внимание на ситуацию, которая сложилась вокруг казахстанских инвесторов, имеющих в своем портфеле паи закрытого паевого инвестфонда «Фонд первичных размещений». Его маркет-мейкером в 2020 году выступил принадлежащий Тимуру Турлову «Фридом Финанс». Напомним, после начала войны в Украине бумаги этого зарегистрированного в России фонда для клиентов местного брокера фактически оказались замороженными. В интервью главному редактору Shishkin_like Дмитрию Шишкину бизнесмен рассказал о перспективах урегулирования ситуации.


По словам Турлова, сегодня перед ним и его командой стоит задача по «переупаковке» Фонда первичных размещений: «Нам нужно создать фонд в Казахстане, ему продать все активы [ФПР], а в российский фонд продать, видимо, какие-то акции фонда казахстанского. Это надо согласовать со всеми сторонами, надо, чтобы эти расчеты потом в депозитариях [России и Казахстана] прошли». При этом бизнесмен выразил надежду, что «в этом году мы этот процесс решим». Еще в конце 2023 года Турлов сообщил о существенном прогрессе с точки зрения получения лицензии управляющей компании.

 

Пока же, как нам стало известно, казахстанские владельцы паев ФПР могут продать их частной компании под названием «OnayPro». Фирма зарегистрирована в Алматы в сентябре прошлого года и принадлежит 40-летней Виктории Андреевой. В открытых источниках нам не удалось обнаружить связей между ней и другими заинтересованными сторонами («Фридом Финанс», российская управляющая компания «Восток-Запад»).

 

Почему ФПР не может сам выкупить у казахстанских инвесторов их паи?

 

Турлов в интервью объяснил это техническими особенностями устройства фонда: «Фонд закрытый, он не может сам свои акции выкупать с рынка. Его специально таким делали из-за особенностей самих первичных размещений. Там [на рынке IPO] были бумаги, по которым у нас были обязательства не продавать их какой-то промежуток времени. Поэтому ФПР нельзя было делать открытым — иначе мы бы не получили возможность эти акции вообще покупать. Клиент мог бы потребовать возврата денег на следующий день после размещения, а мы бы не могли продать акции».

 

В результате, по его словам, бремя по выкупу акций у клиентов (массово такие просьбы стали поступать брокеру уже в конце 2021 года) легло на «Фридом Финанс». «Маркет-мейкер больше 100 млн долларов еще в 2021 году потратил собственно на выкуп этих паев. Он так скупил больше половины паев этого фонда, в конечном счете», — отметил Турлов.

 

К чему приведет планируемая «переупаковка» ФПР и его переезд в Казахстан?

 

Эти меры сделают возможным прекращение фонда, говорит глава Freedom Holding Corp. После начала российско-украинской войны такая возможность исчезла: «Уже невозможно было американские акции по российским депозитариям двигать», объясняет Турлов. Напомним, больше 90% активов фонда находятся в ценных бумагах иностранных эмитентов.

 

Бизнесмен рассказал, почему инвесторы ожидают скорейшего прекращения фонда: «[Когда началась война], начала расти разница между стоимостью активов, которые в фонде находятся, и ценой паев. Условно есть актив в 20 долларов на акцию, а на бирже он стоит 10 долларов на акцию. По идее маркет-мейкер (или любой другой игрок) покупает его за 10, а потом при прекращении фонда получит 20».

 

Что с заблокированными активами происходит в России?

 

Средства на счетах типа «С» так и остаются недоступными для казахстанских и других иностранных инвесторов. Правда, в минувшем марте президент России Владимир Путин разрешил выплачивать деньги с этих счетов россиянам и подконтрольным им компаниям, которые юридически считаются нерезидентами. Что касается всех остальных настоящих нерезидентов, то пока речь идет лишь о возможности обмена — российские инвесторы смогут продать заблокированные зарубежные активы иностранцам за их деньги на счетах типа «С» (лимит по заявкам — 100 тыс. рублей).


Подписаться на @Shishkin_like

Comments


bottom of page