top of page
  • Фото автораShishkin_like

Что изменилось на рынке сахара в РК


В начале марта СМИ облетела новость о том, что производство сахара в январе-феврале 2024 года сократилось сразу в четыре раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Аналитики EnergyProm помимо этого отметили, что за год сахар-песок подешевел на 10,1%, однако «с такими показателями производства можно ждать новых сюрпризов в сфере цен».


Два года назад, в разгар очередного сахарного коллапса, мы подробно рассказывали о четырёх действующих в Казахстане сахарных заводах (1, 2, 3, 4). Тогда мы выяснили, что вся отрасль фактически сосредоточена в руках двух бизнесменов (один из которых был связан с семьёй экс-президента РК и сейчас отбывает срок в колонии), заводы получают миллиарды бюджетных денег в качестве субсидий и регулярно в судебном порядке выясняют отношения с заказчиками.


Сегодня мы возвращаемся к теме: наш редактор Маргарита Бочарова описывает изменения, произошедшие с отечественной сахарной промышленностью с лета 2022 года. За это время на рынок пришёл крупный российский игрок, якобы нашёлся турецкий инвестор для строительства нового завода в Шу, наконец-то заработал «АксуКант», а монополист-оптовик, скупавший почти весь сахар, нисколько не потерял в доходах после огласки.

 

Кто обеспечивает казахстанцев сахаром


Высокая импортозависимость по-прежнему главная проблема сферы. Как отмечают авторы проекта обновлённого комплексного плана по развитию сахарной отрасли на 2022-2026 годы, доля сахара, произведённого из отечественного сырья, в общем объёме потребления составляет в среднем 10%. Ключевым поставщиком сахара в республику выступает Россия, следует из данных Бюро национальной статистики. В январе-феврале этого года оттуда официально привезли 52,8 тыс. тонн сахара (-8,4% за год), что составляет 99% от общего объёма импорта этого товара.


С российским сахаром связаны, как минимум, две проблемы, о которых мы писали в октябре прошлого года. Во-первых, значительные объёмы продукта в Казахстан импортируются «в серую». Таким образом, с начала года в республику завезли 150 тыс. тонн сахара, рассказала в интервью Caravan.kz глава Казахстанской ассоциации сахарной, пищевой и перерабатывающей промышленности Айжан Наурзгалиева. Во-вторых, цена российского сахара ощутимо ниже стоимости продукта казахстанского производства, что в конечном счёте и угнетает местную сахарную отрасль.


Как россияне приобрели сахарный завод в Казахстане


В апреле 2023 года тогдашний министр торговли и интеграции Серик Жумангарин в одном из интервью сообщил, что «на Таразский сахарный завод пришли новые хозяева». Позднее стало известно, что речь идёт о российской группе компаний (ГК) «Доминант». Она, как мы писали ранее, принадлежит супругам-миллиардерам Павлу и Светлане Демидовым. Их состояние российский Forbes в этом году оценил в 1,1 млрд долларов США.


Ещё в ноябре 2022 года Демидовы открыли компанию в Алматы – ТОО «АгроТрэйд Восток», которое занимается оптовой торговлей сахаром. Спустя пару месяцев эта фирма стала единственным учредителем ТОО «ТСЗ», зарегистрированного в Таразе по адресу: ул. Жаугаш батыра, здание 2. Именно в этом строении и работает Таразский сахарный завод. Само ТОО «ТСЗ» официально занимается производством сахара с февраля 2023 года и уже уплатило налогов на 1,4 млрд тенге.

 

По данным LS, завод полностью загружен во время переработки сырья, износ оборудования на нём достигает 60-70%, а на модернизацию до 2028 года требуется 4,4 млрд тенге.


➢      А что с прежней компанией, производившей сахар под брендом Таразского сахарного завода? ТОО «Таразский сахарный завод» в октябре прошлого года было переименовано в ТОО «ANB Sauda» и перерегистрировано в Алматы. За прошлый год компания уплатила в качестве налогов 2,3 млрд тенге, а в этом году её налоговые выплаты едва превысили 3 млн тенге. Фирма по-прежнему является активом Зерновой инвестиционной компании, которую связывают с осуждённым олигархом Нурланом Тлеубаевым. В ноябре минувшего года в Агентстве по финансовому мониторингу сообщили, что в рамках продолжающегося расследования по делу Delta Bank все сахарные заводы Тлеубаева переданы в Фонд проблемных кредитов.

 

Добавим, с неким «инвестором из России» подписала меморандум о сотрудничестве социально-предпринимательская корпорация «Павлодар». Документ предусматривает строительство сахарного завода стоимостью 130 млрд тенге в Аксу.

 

Как Кулибаев с партнёром четвёртый год сахарный завод строит

 

Зятю экс-президента и двум его партнёрам – Даурену Ердебаю и Жанибеку Куандыкову – принадлежит Меркенский сахарный завод. ТОО «Меркенский сахар» с 2021 года перевело в органы госдоходов 1,9 млрд тенге. Завод, по информации LS, во время переработки сырья загружен в среднем всего на 31-40%. По изношенности же оборудования он находится на одном уровне с Таразским заводом (61-70%), на модернизацию в течение ближайших четырёх лет необходимо потратить 13,8 млрд тенге, сообщили журналистам в Министерстве сельского хозяйства.

 

C 2021 года Кулибаев с Ердебаем строят в Шуском районе Жамбылской области ещё один сахарный завод. Он расположен на территории специальной экономической зоны «Химический парк Тараз». В начале прошлого года о новом заводе вновь заговорили с подачи всё того же Жумангарина. Чиновник заявил, что инвестором проекта выступит турецкая компания Konya.

 

Тогда же редакция LS выяснила, что реализация амбициозного начинания пока приостановлена – «ведётся перерасчёт стоимости из-за удорожания оборудования, материалов». Сегодня стоимость проекта, реализуемого ТОО «Qazsugar Co.», составляет 99 млрд тенге (ранее речь шла о 91 млрд тенге). Когда завод будет введён в эксплуатацию, публично так и не сообщалось.

 

Как Аксуский сахарный завод наконец-то заработал

 

В прошлом году производство на ТОО «АксуКант» возобновилось после вынужденного перерыва. Предприятие не работало то ли три, то ли почти два, то ли один год – на этот счёт у чиновников области Жетысу и руководства завода мнения почему-то расходятся. Причина простоя – установка линии по производству сахара из сахарного тростника (до этого завод работал исключительно на сахарной свекле). Во сколько обошлась конкретно эта модернизация, неизвестно, однако в целом объём инвестиций в завод уже достиг порядка 15 млрд тенге.

 

Государство поддерживает производителя финансовыми средствами не случайно: 49% Аксуского сахарного завода принадлежат социально-предпринимательской корпорации «Жетісу». Судя по отчётности за 2022 год, краткосрочные и долгосрочные финансовые требования к заводу у СПК в тот год достигали 4,6 млрд тенге, ещё 2,7 млрд тенге составляла долгосрочная задолженность по аренде. А на сегодня «АксуКант» должен выплатить СПК также 240,3 млн тенге в рамках двух исполнительных производств.

 

Между тем с 2017 года объём налоговых выплат сахарного завода составил всего 931,2 млн тенге. Как писал LS, во время переработки сырья компания загружена только на 15-18% (наименьший показатель среди четырёх заводов). По данным Министерства сельского хозяйства, на которые ссылается издание, изношенность оборудования на заводе тоже самая низкая среди конкурентов – 15-18%, до 2028 года в модернизацию требуется вложить ещё 4,2 млрд тенге.

 

➢     А кто владеет второй половиной Аксуского сахарного завода? Здесь без изменений – эта доля принадлежит Ануарбеку Оразбекову и Майгул Байменовой. Оба, как мы уже писали, тесно связаны с бизнесменом Кайратом Оразбековым. В СМИ его, как правило, представляют председателем правления компании «АксуКант». Кроме этого, он руководит казахстанским футзальным клубом «Кайрат» и входит в число владельцев ТОО «Элитстрой Групп».

 

Как владельцы Коксуского завода по-прежнему не афишируют себя

 

С 2019 года в открытых источниках нет состава учредителей этого сахарного завода. До этого времени компания, с большой вероятностью, входила в число активов осуждённого бизнесмена Нурлана Тлеубаева. На это, например, указывает имя одного из бывших учредителей завода – некоего Нурсултана Маханова, который более двух лет руководил уже упомянутой выше Зерновой инвестиционной компанией.

 

Кроме Маханова соучредителем завода значилось ТОО «НАН-2017». В 2019 году (когда данные о Коксуском заводе исчезли из открытого доступа) эта компания принадлежала Светлане Михайленко, Шамилю Жулдибаеву, Санжару Турдагалиеву, Арману Мусину, Айгуль Медетовой и Еркетан Джакуповой. В марте 2022 года «НАН-2017» прекратила своё существование. В прошлом эта фирма также принадлежала Тлеубаеву. Однако сегодня никаких обременений на самом сахарном заводе нет, и это позволяет предположить, что формально бывший олигарх уже не имеет к нему никакого отношения.

 

С 2015 года завод уплатил налогов почти на 10,1 млрд тенге. Как пишет LS со ссылкой на Министерство сельского хозяйства, во время переработки сырья загруженность компании составляет 100%. Оборудование завода изношено сегодня на 50-60%, а на реконструкцию в ближайшие четыре года потребуются рекордные (по сравнению с другими сахарными заводами) 35 млрд тенге. Любопытно, что на сайте премьер-министра при этом указано, что на заводе всего несколько лет назад прошла «крупная модернизация».

 

Как сахарные заводы работают на рынке

 

По данным Агентства по защите и развитию конкуренции, на рынке доминируют два игрока – Таразский и Коксуский сахарные заводы (отчёт по итогам 2022 года). В позапрошлом году первый даже был привлечён к административной ответственности в виде штрафа на сумму более 8,5 млн тенге. Компания, как выяснили антимонопольщики, злоупотребила своим доминирующим положением и необоснованно отказалась от заключения договора. В другой раз её уличили в сговоре с Меркенским заводом с целью установления и поддержания цен.

 

Ещё 3,4 млн тенге штрафа в совокупности выплатили все четыре завода за то, что реализовывали сахар вне товарной биржи. Как указано в отчёте Агентства по защите конкуренции, на бирже компании реализовывали продукцию только для социально-предпринимательских корпораций.

 

И ещё один штрих – антимонопольщики обратили внимание на то, что в 2022 году 90% произведённого на заводах сахара были законтрактованы крупным оптовым поставщиком ТОО «КаИс Инвест» (мы писали об этой компании здесь). Компания после проведённой по поручению премьер-министра проверки не была привлечена к какой-либо ответственности. Агентство смогло лишь согласовать с ней акт антимонопольного комплаенса. О том, как принятая политика исполняется, не сообщалось. Судя по налоговым отчислениям, «КаИс Инвест» ничуть не потеряло свои позиции на рынке – и в 2022 году, и в 2023 году его выплаты составили около 2,4 млрд тенге.

 

Какую поддержку из бюджета получают (и, возможно, получат в будущем) сахарные заводы

 

Информация о полученных предприятиями госсубсидиях на портале «Gosagro.kz» по-прежнему недоступна. Мы писали об этой проблеме ровно год назад – тогда Министерство сельского хозяйства отказалось предоставить нам список крупнейших получателей по республике, перенаправив в областные акиматы.

 

Между тем, согласно обновлённому комплексному плану по развитию сахарной отрасли на 2022-2026 годы, в 2023 году меры поддержки сахарных заводов включали в себя, например, предоставление 70% льготы по НДС, освобождение от уплаты НДС при импорте тростникового сахара, льготные кредиты по «оборотной схеме» по ставке 0,1% годовых.


По плану правительство также собирается рассмотреть возможность снижения ставки КПН, повышения существующих нормативов возмещения части инвестиционных затрат при модернизации заводов, субсидирования части затрат при транспортировке тростникового сырца, а также при закупке мазута и газа, предоставления денег по сниженной ставке на пополнение основных и оборотных средств.


Подписаться на @Shishkin_like

Похожие посты

Смотреть все

Семья Кожамжаровых: предприимчивые родственники экс-прокурора и их бизнес

Наша редакция продолжает изучать новый рейтинг богатейших бизнесменов Казахстана. Ранее мы уже рассказывали про «форбсов» из клана Назарбаевых, а сейчас наше внимание привлёк дебютант списка – 48-летн

Comments


bottom of page